Статистика фбр: данные разных правоохранительных структур сша

Статистика ФБР: данные разных правоохранительных структур США

Официальный уровень убийств в США, который в последние годы стабилизировался на уровне 5,3 случаев на 100 000 человек, показывает далеко не всю картину применения огнестрельного оружия и смертей от него в бывшей сверхдержаве.

Такая стабилизация уровня умышленных убийств во многом была достигнута из-за чрезмерного применения оружия силовыми ведомствами, в первую очередь американской полицией. Начиная с 2015 года копы в Штатах убивают в среднем трех граждан в день, предпочитая не задерживать подозреваемых в совершении преступлений, а сразу вести огонь на поражение. 

В 2018 году полиция США убила 992 человека — эту цифру уже можно сравнить с 17 284 американских граждан, убитых преступниками.

Статистика ФБР: данные разных правоохранительных структур США

Печальная статистика

  • Счет убитым американским гражданам каждый год публикуется изданием The Washington Post, которое скрупулезно собирает статистику по всем смертельным случаям с участием полиции.
  • Статистика силового беспредела в США доступна с 2015 года и обновляется ежедневно — ведь ежедневно звучат и выстрелы полицейских, которые убивают собственных граждан.
  • Каждый случай убийства полицейскими имеет в статистике газеты «фамилию, имя и год рождения», а также включает дополнительную информацию: расу, пол, наличие при себе оружия в момент смерти, статус при задержании (убегал, отстреливался, сопротивлялся), а также указание, использовалась или нет полицейским видеофиксация момента убийства.

Например, в 2018 году среди 992 убитых полицейскими было 939 мужчин и 52 женщины, еще в одном случае пол определить не удалось. Таким образом в мужчин полиция стреляет минимум в 18 раз чаще, чем в женщин — гендерный состав жителей США практически равный.

Среди убитых было 452 белых и 229 чернокожих, а также 164 латиноамериканца и 40 представителей других рас (в 107 случаях расовую принадлежность определить не удалось).

Учитывая то, что чернокожих в населении США всего 12,3%, а испаноязычных — 16,3%, оказывается, что в афроамериканцев полиция в 2018 году палила в три раза чаще, а в латиноамериканцев — в полтора раза чаще, чем в белых жителей.

Статистика ФБР: данные разных правоохранительных структур США

Среди прочего, в 2018 году полицейские США убили 15 несовершеннолетних — еще один прискорбный и весьма показательный момент, говорящий об уровне подготовки американских «стражей порядка». 

Интересен и срез практики задержания, предшествовавшего убийству. В 551 случае убийства погибший был вооружен огнестрельным оружием, в 183 случаях — имел при себе нож. Таким образом, полицейские действовали против вооруженных граждан США только в трех случаях из четырех. 

В 47 случаях (около 5% всех убийств) убитый был совершенно безоружен, еще в 38 случаях (около 4%) погибший от полицейских пуль был вооружен игрушечным оружием, а в 105 случаях в качестве оружия было указано «иное».

Как правило, это бейсбольные биты, тазеры, обломки труб, камни, топоры и даже… шест для стриптиза.

Однако в большинстве случаев в полицейском отчете значится «неизвестное оружие», что выглядит скорее попыткой выдать невооруженного человека за реально опасного преступника.

В 161 случае убитые пытались оторваться от полиции с использованием автомобиля, в 135 случаях убегали, однако еще в 615 случаях бегства не было зарегистрировано вообще. 

Наконец, в 114 случаях полицейские использовали камеры для фиксации своих действий, а в 878 случаях — нет.

Статистика ФБР: данные разных правоохранительных структур США

Атмосфера безнаказанности

Эта цифра — около тысячи убитых полицией американцев за год — продолжала оставаться стабильной вот уже пять последних лет. Однако 2019 год, похоже идет на рекорд: за шесть с половиной его месяцев полицией в США убито уже 566 человек. 

Анализ статистики показывает — американская полиция предпочитает не задерживать подозреваемых в совершении преступлений, а сразу вести огонь на поражение. Это говорит о том, что правоохранительные органы США не справляются с основной возложенной на них миссией — «оберегать и защищать» граждан от преступников. Они лишь увеличивают уровень насилия в обществе. 

Если сравнить число убитых полицейскими с числом умышленных убийств (17 284 человека в 2017 году, данные ФБР), то окажется, что полицейские отвечают за 6% всех убийств в США.

Но еще грустнее это сравнение станет, если учесть тот факт, что расширение полномочий полиции и передача ей современной техники и вооружения по линии Пентагона, предпринятое якобы для борьбы с вооруженной преступностью и массовыми убийствами, на деле превратилось в милитаризацию полиции.

А это, в свою очередь, значительно снизило и без того «бумажный» барьер в применении оружия копами. Проще говоря, полиция в США «казнит» граждан прямо на улицах — без суда и следствия.

С 2015 года самые резонансные, массовые убийства с применением огнестрельного оружия унесли в США жизни 339 людей. За то же время американская полиция расстреляла на месте на порядок больше собственных граждан — 4500 человек. Для сравнения, за 8 лет войны в Ираке (2003—2011) США потеряли убитыми 4423 военнослужащих.

Как видно из статистики The Washington Post, минимум четверть из них составляют люди, погибшие в результате полицейского произвола разной степени очевидности, так как они или не были вооружены вовсе, или же их оружие не представляло опасности для копов.

Ситуация осложняется тем, что полицейских, обвиняемых в чрезмерном применении силы и неправомерном использовании оружия, как правило оправдывают под различными предлогами. При этом полицейские рапорта искажаются, чтобы мотивировать применение огнестрельного оружие «на поражение». 

Статистика ФБР: данные разных правоохранительных структур США

Этому способствует и откровенный саботаж самих полицейских, сознательно ограничивающих использование персональных камер видеофиксации.

Даже через пять лет после начала их повсеместного внедрения лишь в 11% случаев полицейские имели их на себе в рабочем состоянии в момент убийства. В силу этого за решеткой оказывается относительно небольшой процент сотрудников полиции.

Ни в одной развитой стране мира ничего подобного не происходит, поэтому не будет преувеличением назвать США страной легализованного полицейского террора. 

При этом существует множество исследований, которые наглядно показывают, что сама по себе милитаризация полиции никак не сокращает уровень преступности, включая тяжкие преступления.

Более того, в ряде исследований доказывается, что милитаризация полиции ведет к еще большему числу жертв среди граждан во время полицейских операций.

И это не удивительно: «ружье, висящее на груди», обычно всегда стреляет.

Но раз это всем очевидно, то зачем тогда вообще понадобилась милитаризация полицейских сил в США, с раздачей копам армейского вооружения? Единственным разумным объяснением тут выглядит подготовка к подавлению гражданских выступлений и акций в «цитадели демократии». 

В самом деле, народные бунты в США участились еще при прошлом президенте Бараке Обаме, а при нынешнем хозяине Белого дома они стали приобретать все более агрессивный характер.

Американская элита обоснованно боится сценария, в котором при резком падении уровня жизни в стране народ направит свой гнев против нее.

Политический класс и финансовый истеблишмент США при помощи милитаризации полиции пытаются обезопасить свою власть и собственность от гражданских волнений, которые выглядят неизбежными при инерционном развитии событий.

Статистика ФБР: данные разных правоохранительных структур США

Где рванет?

При анализе американской статистики смертей от рук «стражей порядка» нетрудно увидеть еще один паттерн действий американской полиции. 

Невзирая на насаждаемую в СМИ и в интернет-обсуждениях политику толерантности и политкорректности, расизм в рядах американской полиции по-прежнему процветает. Отчасти это определяется большим процентом преступности в среде чернокожих и испаноговорящих жителей США, однако, как и в случае с «оказанием сопротивления полиции», это лишь часть картинки.

В реальности полицейские различных штатов практикуют задержания и досмотры по расовому признаку против черных и латиноамериканцев, провоцируя ненависть к полиции даже среди законопослушных граждан с черным цветом кожи или с испанским языком.

При этом именно черные протесты подавлялись американскими правоохранителями наиболее жестоко.

Иными словами, подавление афроамериканцев, а с приходом Трампа — и испаноговорящих, превращается в один из главных приоритетов действий силовых органов в Америке. 

Практика создания языковых и расовых гетто в Америке подкрепляется тем, что для двух указанных категорий граждан сегодня «запечатаны» любые социальные лифты.

Формальное присутствие когорты чернокожих и испаноговорящих актеров в Голливуде или в профессиональном спорте по-прежнему остается лишь зыбким парадным фасадом.

Ведь подавляющая часть латиноамериканцев и чернокожих граждан США, когда их не убивает собственная полиция, живут гораздо хуже своих белых соседей.

Источник: https://riafan.ru/1204140-policiya-ssha-ubivaet-bolshe-amerikancev-chem-ikh-gibnet-v-irake

Структура ФБР

Имеющиеся открытые источники позволяют достаточно точно воссоздать внутреннее устройство этой неутомимо стоящей на страже американской демократии организации.

Директор ФБР назначается на свой пост президентом США, при этом его кандидатура утверждается Сенатом. Рекорд Джона Эдгара Гувера, занимавшего этот пост 48 лет, скорее всего, никогда уже не будет превзойден, поскольку в настоящее время срок пребывания в должности директора ограничен 10 годами. В настоящее время директором ФБР является Роберт Мюллер.

В отличие от ЦРУ, у директора ФБР только один заместитель, который замещает своего шефа в случае его отсутствия, болезни и т. п., а также помогает ему в руководстве повседневной деятельностью подразделений Бюро (за исключением тех, что подчинены непосредственно директору).

До недавнего времени эту должность занимал Томас Пиккард (с 25 июня по 4 сентября 2001 года он исполнял обязанности директора ФБР). Однако буквально в последний момент перед сдачей этой книги в печать было официально объявлено о его отставке, предстоящей в конце ноября 2001 года.

Кроме того, в высшее руководство Бюро входят 14 помощников директора ФБР. 11 из них возглавляют управления ФБР, остальные трое являются начальниками крупнейших офисов – в Вашингтоне, Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.

Наиболее важные вопросы деятельности ФБР рассматриваются и решаются на заседании исполнительной конференции, которая созывается, как правило, раз в два месяца.

Штаб-квартира ФБР расположена в Вашингтоне. Кроме того, на территории США имеется также 56 региональных (в буквально переводе – «полевых») офисов (плюс офис в Пуэрто-Рико) и около 400 отделений ФБР. В крупнейшем из них – Нью-Йоркском, работают 2000 сотрудников, в том числе 1100 специальных агентов. В 24 городах США имеются специальные подразделения по борьбе с организованной преступностью.

Основную часть структуры ФБР составляют 11 управлений:

• Инспекционное управление. Подчинено непосредственно директору ФБР.

Читайте также:  Страховой фонд: методы организации денежного резерва

Занимается надзором за всеми оперативными и вспомогательными подразделениями Бюро, включая региональные офисы, проверяя соблюдение ими законов США и внутренних инструкций ФБР, экономность и обоснованность использования финансовых ресурсов.

Также следит за соблюдением дисциплины сотрудниками Бюро и их профессиональной пригодностью. При необходимости проводит дисциплинарные проверки и служебные расследования.

• Управление по борьбе с терроризмом.

Несмотря на то, что функции головного органа по борьбе с терроризмом на территории США были возложены на ФБР еще в 1982 году, самостоятельное управление, занимающееся этими вопросами, было создано совсем недавно, выделившись из состава управления национальной безопасности в рамках реорганизации, произведенной директором ФБР Луисом Фри. О его создании было объявлено 11 ноября 1999 года, а фактическая деятельность началась с середины декабря того же года.

• Управление включает в себя два оперативных подразделения, первое из которых занимается расследованием дел, связанных с международным, а второе – с внутренним терроризмом. Кроме того, в состав управления входят:

• Национальный отдел домашней защиты (National Domestic Preparedness Office). Приблизительный аналог нашей Гражданской обороны. Координирует все усилия федеральных служб США, а также служб штатов и местных органов власти, связанные с подготовкой к защите населения в случае инцидентов с применением как обычного оружия, так и оружия массового поражения.

  • • Национальный центр защиты инфраструктуры (National Infrastructure Protection Center). В его задачи входит:
  • · выявлять случаи незаконного использования компьютеров и информационных технологий, ставящие под угрозу безопасность инфраструктуры США, предупреждать об этом соответствующие органы, пресекать их и заниматься их расследованием;
  • · расследовать дела, связанные с хакерами;
  • · оказывать помощь в расследовании дел, касающихся борьбы с терроризмом и внешней контрразведки и при этом связанных с незаконным использованием компьютеров;
  • · предупреждать руководителей служб, отвечающих за национальную безопасность, о тех случаях, когда попытка проникновения в инфраструктуру США является не обычным уголовным преступлением, а организованной из-за рубежа компьютерной атакой на Соединенные Штаты;
  • · координировать обучение следователей из государственных и частных структур, занимающихся расследованием компьютерных преступлений.

• Управление национальной безопасности (до 1994 года – управление контрразведки). Координирует расследования, связанные с противодействием иностранным разведкам. Также отвечает и за вопросы внутренней безопасности ФБР.

Основную часть управления составляют четыре отдела. Три из них организуют и координируют в масштабах США мероприятия по «разработке» зарубежных учреждений и их персонала с целью выявления разведчиков и лиц из числа американцев и граждан других стран, подозреваемых в связях с зарубежными спецслужбами.

Четвертый отдел поддерживает контакты по вопросам контрразведки с полицией, ЦРУ и другими американскими правительственными ведомствами, а также с полицией и спецслужбами других стран.

В отделе имеется специальная секция, руководящая деятельностью представителей ФБР в посольствах США в разных странах мира.

Вопросы контрразведывательного характера за пределами США ФБР обычно решает с помощью ЦРУ.

• Управление криминальных расследований. Занимается расследованием уголовных преступлений, отнесенных законодательством США к категории федеральных.

В первую очередь, это особо опасные преступления против жизни и здоровья граждан, совершенные при отягчающих обстоятельствах, ограбления банков, преступления на воздушном, морском и железнодорожном транспорте, мошеннические действия или вымогательства с использованием государственных документов, печатей, наименований федеральных ведомств и т. п., нарушение законов о приобретении, хранении и применении огнестрельного и холодного оружия.

Другую группу правонарушений, расследование которых входит в компетенцию управления, составляют так называемые «беловоротничковые преступления»: присвоение и растрата федеральных средств, включая использование компьютеров для этих целей, присвоение федеральных финансовых средств путем злоупотреблений предоставленными законом льготами и привилегиями, злоупотребление служебным положением в целях наживы, взяточничество, нарушение авторских прав и патентных гарантий, необоснованные притязания на гражданство США и получение незаконным путем американского паспорта или въездной визы и т. п.

В структуре Управления криминальных расследований имеется отдел по борьбе с организованной преступностью, который, в частности, занимается борьбой с рэкетом, выявлением преступлений в сфере азартных игр и лотерей, пресечением подкупа и взяток в спорте и т. д.

Именно этому отделу подчинены упомянутые выше специальные подразделения для борьбы с организованной преступностью, имеющиеся в 24 американских городах.

Отдел организует взаимодействие в борьбе с организованной преступностью всех федеральных служб, а также правоохранительных органов штатов. Непосредственный розыск и задержание преступников ведут периферийные отделы ФБР в контакте с полицией штатов.

На этот же отдел возложены контроль за мероприятиями по розыску и их координация, а также составление ориентировок по организации розыска.

Управление расследовательных служб (Investigative Services Division).

Создано в конце 1999 года в рамках реорганизации, произведенной директором Бюро Луисом Фри, включив в себя подразделения, ранее входившие в состав управления национальной безопасности и управления криминальных расследований, такие, как отдел международных операций (International Operations Branch) и центр стратегической оперативной информации (Strategic Information Operations Center).

Управление расследовательных служб призвано ликвидировать разобщенность в действиях структур ФБР. Планируется, что в него будет стекаться информация, добытая различными подразделениями. Кроме того, оно координирует международную деятельность ФБР.

В состав управления входит и созданная в 1995 году Группа экстренного реагирования (Critical Incident Response Group), предназначенная для координации усилий в целях разрешения кризисных ситуаций, в первую очередь связанных с актами терроризма.

• Управление служб информации по уголовным преступлениям. Расположено в небольшом городке Кларксберге в Западной Вирджинии.

Занимается централизованным сбором и хранением всей информации по уголовным преступлениям, поступающей не только от подразделений ФБР, но и от местных полицейских структур, а также других ведомств, как федерального уровня, так и подчиняющихся властям отдельных штатов. В ведении управления находятся собираемые ФБР досье, а также централизованная картотека отпечатков пальцев.

Кроме того, управление занимается сбором и обработкой криминальной статистики.

Каждый год оно публикует открытые статистические сборники, в которых подробно рассказывается об уровне преступности в США и ее динамике, с разбивкой по видам преступлений, штатам, в которых они совершены, социальной, расовой, возрастной принадлежности совершивших их лиц, а также об успехах американских правоохранительных органов – количестве раскрытых преступлений, арестованных и осужденных преступников и т. п.

• Управление информационных ресурсов. В ведении этого подразделения находятся информационные системы ФБР, обеспечивающие централизованный сбор, обработку и использование информации, а также необходимая для их функционирования техническая инфраструктура.

• Управление административных служб (до 1999 года – управление персонала). Насчитывает 870 сотрудников (лето 1998 года). Руководит всеми вопросами, связанными с подбором и расстановкой кадров, рекрутированием новых сотрудников и т. п.

В состав управления входит также отдел специальной проверки. Его основная задача – проверка лиц, назначаемых на должности в Белом доме, Конгрессе США, Министерстве юстиции и в самом ФБР, связанные с допуском к государственным секретам.

Кроме того, управление занимается вопросами медицинского обслуживания, социального страхования и пенсионного обеспечения сотрудников ФБР, а также их безопасности.

• Финансовое управление. Контролирует всю финансовую деятельность ФБР.

Лабораторное управление. В 1997 году на территории Академии ФБР в Квонтико было начато строительство новой лаборатории, взамен старой, располагавшейся в штаб-квартире ФБР. Строительство, на которое было выделено 130 млн. долларов, завершилось летом 2000 года. Новая лаборатория ФБР – одна из крупнейших и наиболее оснащенных криминалистических лабораторий в мире.

• Учебное управление. Расположено в Квонтико, штат Вирджиния, где размещается Академия ФБР. Помимо самой Академии, руководит всеми учебными и тренировочными программами Бюро.

Помимо управлений, в структуру ФБР входят:

• Отдел генерального советника. Подчинен непосредственно директору ФБР. Является юридическим советником директора и других руководителей Бюро. Следит за соблюдением сотрудниками ФБР Конституции и законов, уголовного кодекса, а также действующих правил и инструкций.

• Отдел профессиональной ответственности. Занимается расследованием преступлений и серьезных правонарушений, совершенных сотрудниками ФБР. Кроме того, выносит решения по выявленным в ходе расследований фактам нарушения дисциплины. Действует в тесном сотрудничестве с инспекционным управлением.

• Отдел обеспечения равных служебных возможностей (Office of Equal Employment Opportunity Affairs).

Детище пресловутой «политкорректности», данный отдел следит за тем, чтобы при приеме на работу в ФБР и продвижении по службе не было какой-либо дискриминации: по расовой, религиозной, национальной принадлежности, полу или возрасту, а женщины-сотрудницы не подвергались «сексуальным домогательствам» со стороны сослуживцев.

Сегодня во многих мемуарах и работах историков советские органы госбезопасности подвергаются критике за то, что зачастую кандидаты на руководящие должности подбирались там не по критериям профессиональной компетентности, а по принципу политической грамотности.

Если это действительно было так, то такая практика, безусловно, заслуживает упрека. Однако вряд ли следует считать лучшей систему подбора и выдвижения кадров, где в качестве едва ли не основного критерия выступает принадлежность к женскому полу или негроидной расе.

Как говорится, каждый сходит с ума по своему.

• Отдел по связям с общественностью и Конгрессом. Отвечает за работу с органами законодательной власти, средствами массовой информации, а также широкой публикой.

Хотя сфера деятельности ФБР в основном ограничивается территорией США, Бюро располагает также многочисленными представительствами в зарубежных странах, сеть которых постоянно расширяется. Если в 1996 году ФБР имело своих представителей-атташе в 23 государствах, то сегодня таких представительств уже более 40. В том числе и представительство ФБР в Москве, открытое 4 июля 1994 года.

В отличие от большинства других американских спецслужб, бюджет ФБР не засекречен. Так, в 2001 финансовом году (то есть на период с 1 октября 2000 по 30 сентября 2001 года) он составил 3,57 млрд. долларов. Эта цифра более чем в полтора раза превышает бюджет 1995 года, который был равен 2,2 млрд. долларов.

Вместе с резким увеличением финансирования, наблюдающимся в последние годы, растет и численность персонала Бюро.

Если в 1995 году в ФБР работало 22 тысячи сотрудников, из них 10 тысяч оперативных работников, то к концу 2000 года общее их число возросло до 28 тысяч, а количество оперативников – до 11400. Оперативные работники ФБР традиционно называются «специальными агентами».

Этот термин был заимствован у Секретной службы Соединенных Штатов, группа сотрудников которого составила в свое время костяк вновь созданного Бюро расследований – нынешнего ФБР.

В качестве учебных центров для подготовки своих кадров ФБР имеет академию в городе Квонтико, штат Вирджиния Академия ФБР была открыта в 1972 году. До ее создания подготовка сотрудников ФБР велась на курсах, располагавшихся вблизи Вашингтона.

Читайте также:  Работа в компании яндекс такси: порядок оформления, размер дохода

Срок обучения в Академии составляет 11 недель, принимаемые в нее слушатели уже должны иметь высшее образование. За год через Академию проходит четыре потока слушателей.

Ежегодно выпускниками Академии становятся около 1000 сотрудников ФБР и до 120 слушателей из других, прежде всего латиноамериканских, государств, обучение которых ведется в рамках международного сотрудничества ФБР.

Кроме того, на ее базе организована подготовка кадров для местных полицейских служб США.

Программа обучения специальных агентов весьма интенсивна и включает в себя примерно 700 учебных часов, посвященных как теоретическим дисциплинам, так и занятиям по огневой и физической подготовке. Кроме того, с учащимися Академии ведется и идеологическая работа.

Разумеется, основы марксистско-ленинской философии им не преподают. Вместо этого начиная с лета 2000 года в программу их подготовки введен обязательный курс истории Холокоста, включающий в себя посещение Американского мемориального музея Холокоста.

По мнению руководства, это поможет будущим агентам ФБР «оценить моральную сторону их профессии».

Что касается обучения представителей иностранных государств, то оно ведется не только в самой Академии ФБР в Квонтико, но и в ее филиалах в Будапеште (Венгрия) и Бангкоке (Таиланд).

После ликвидации Варшавского договора и последующего развала Советского Союза в Восточной Европе образовался политический вакуум. Однако, как справедливо заметил еще Аристотель, природа не терпит пустоты, и этот вакуум был немедленно заполнен Соединенными Штатами. В том числе и по линии спецслужб.

С начала 90-х годов страны Восточной Европы и СНГ стали полем активной деятельности ФБР. Вновь открывшиеся представительства ФБР начали регулярно организовывать разного рода «учебные мероприятия» для сотрудников правоохранительных органов этих стран.

Для придания этой деятельности систематического характера в апреле 1995 года в Будапеште был открыт Восточноевропейский филиал Академии ФБР.

Срок обучения в филиале составляет 8 недель, в течение года через него проходит 5 потоков слушателей.

По свидетельству обучавшихся там сотрудников российского МВД, в целом процесс обучения нельзя назвать «новым словом в оперативно-розыскной деятельности», тем более, что сами преподаватели слабо представляют особенности стран, в которых предстоит работать их выпускникам. Однако, как известно, в монастырской трапезе главное не пища, а текущие за столом душеспасительные беседы. Так и руководство ФБР, приглашающее на учебу коллег из Восточной Европы и СНГ, справедливо полагает главным не повышение их профессиональной квалификации, а приобретение агентов американского влияния. И поэтому денег не жалеет: в 1996 году Конгресс США выделил ФБР 12 миллионов долларов на проведение операций в России.

Следующая глава

Источник: https://public.wikireading.ru/26995

Федеральное бюро расследований

Служба специальных агентов — а именно таким было первое название ФБР, была создана в 1908 году в составе министерства юстиции США. В 1909 году ведомство было переименовано в Бюро расследований. Свое настоящее название ФБР обрело в 1935 году.

Подчиняется непосредственно главе указанного Федерального ведомства — генеральному прокурору США. В рамках министерства ФБР пользуется достаточной самостоятельностью, сочетая в себе функции контрразведки, политической полиции и уголовного розыска.

Единого нормативного акта, регламентирующего статус и деятельность ФБР, не существует. Правовую основу деятельности составляют законы или их отдельные статьи, указы президента, распоряжения министерства юстиции.

Так, в соответствии с разделом 533 главы 28 Федерального кодекса США ФБР является «главным расследовательным звеном» Минюста США.

Согласно американскому законодательству, ФБР предписано действовать в трех сферах правоохранительной деятельности:

  • — уголовной — борьба с преступностью;
  • — гражданской — защита конституционного строя и прав граждан;
  • — в сфере обеспечения национальной безопасности
  • — противодействие иностранным спецслужбам и защита секретов.

Приоритетными считаются 7 аспектов, затрагивающих жизненно важные интересы американского общества и государства, это:

  • 1) борьба с организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков;
  • 2) противодействие терроризму. С 1936 года ФБР занимается так называемой внутренней разведкой, собирая сведения о деятельности экстремистских организаций как правого, так и левого толка, с тем чтобы определить степень их опасности для политической системы США и установить, в какой мере они связаны с иностранными державами. Начиная с 1982 года особое внимание уделяется борьбе с терроризмом.

ФБР поручено расследование террористических актов, жертвами которых становятся американцы за пределами США;

  • 3) выявление и пресечение шпионской деятельности;
  • 4) расследование фактов коррупции (финансово-экономические преступления и аферы должностных лиц), так называемой беловоротничковой преступностью, под которой понимают служебные и другие правонарушения, совершаемые чиновниками, людьми с высоким социальным положением, ФБР активно занялось со второй половины 80-х годов;
  • 5) ведение следствия по тяжким уголовным преступлениям, получившим широкий общественный резонанс. Различными законодательными актами на ФБР возложено расследование более 200 видов федеральных преступлений или нарушений федеральных законов США (преступлениями, которые нарушают законы отдельных штатов, занимается полиция). В обязанности ФБР входит расследование таких преступлений, как ограбление банков, похищение людей, использование взрывных устройств, покушение на президента и высших чиновников США, нарушение антитрестовского законодательства, незаконная перевозка оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и наркотиков, угон автотранспорта.
  • 6) проверка благонадежности кандидатов на ответственную государственную службу;
  • 7) защита гражданских прав.

В своей работе ФБР широко использует последние научные достижении и новейшие технологии: автоматизированные системы дактилоскопии с экранной технологией; генетические дифференциаторы, способные установить личность преступника по частицам кожи, крови и других выделений организма, оставленных на месте преступления.

Оперативные работники ФБР называются «специальными агентами». Они непосредственно занимаются расследованием уголовных дел и поиском преступников.

Остальные сотрудники обеспечивают деятельность спецагентов (эксперты-программисты, специалисты по радиоперехвату и дактилоскопии и др.).

Сотрудники ФБР пользуются статусом служащих государственного аппарата США, занимая, однако, более привилегированное положение: им, в частности, предоставлен ряд льгот, которыми в США обладают только военнослужащие.

Сведения о структуре ФБР и функциях его подразделений являются секретными. Тем не менее, данные, получаемые из разных источников, вполне позволяют достаточно четко представить сегодняшний «облик» этого закрытого ведомства.

Директор ФБР назначается президентом после утверждения его кандидатуры сенатом конгресса. Срок пребывания одного и того же лица в должности директора ограничен 10 годами. Директор имеет трех заместителей, каждый из которых осуществляет общее руководство несколькими управлениями, разделенными на группы в соответствии с характером решаемых задач.

  • Группа подразделений расследования включает в себя три управления: контрразведки, общих уголовных и специальных уголовных расследовании.
  • Группа подразделений, занимающихся административными функциями и материальным обеспечением, включает управления учета и идентификации; специальной подготовки кадров; по административным и хозяйственным вопросам; архивов и связи; научно-технических и лабораторных исследований; по связи с общественностью и средствами массовой информации; автоматизированных информационных систем.
  • Планирование и инспекция возложены на службу контроля, планирования и оценки.
  • Каждым самостоятельным управлением и службой руководит помощник директора; в соответствии со структурой ФБР таких помощников 11.
  • Наиболее важные вопросы деятельности ФБР рассматриваются и решаются на заседании исполнительной конференции, которая созывается, как правило, один раз в два месяца.

В управлении общих уголовных расследований, по имеющимся данным, работает более 200 оперативных сотрудников и около тысячи административно-технических служащих.

Управление, состоящее из нескольких отделов, разбитых, в свою очередь, на секции, контролирует и координирует работу периферийных отделов по «разработке» организаций борцов за гражданские права, различных объединений национальных меньшинств, экстремистских группировок, политических партий, оппозиционных существующему строю.

Кроме того, управление анализирует и обобщает опыт работы по обеспечению внутренней безопасности и дает соответствующие предложения и рекомендации. Одна из секций управления обеспечивает координацию действий других правительственных органов и разработку тактики борьбы с терроризмом.

В управлении функционирует отдел уголовных расследований, контролирующий раскрытие особо опасных преступлений против жизни и здоровья граждан, совершенных при отягчающих обстоятельствах, ограблений банков, преступлений на воздушном, морском и железнодорожном транспорте, мошеннических действий или вымогательства с использованием государственных документов, печатей.

В управлении имеется также отдел по делам преступлений в области финансов и имущественных ценностей (присвоение и растрата федеральных средств, включая использование компьютеров для этих целей; присвоение федеральных финансовых средств путем злоупотреблений предоставленными законом льготами и привилегиями; злоупотребление служебным положением в целях наживы и взяточничество; нарушение авторских прав и патентных гарантий; необоснованные притязания на гражданство США и получение незаконным путем американского паспорта или въездной визы).

В структуре управления специальных уголовных расследований и спецпроверки имеется отдел расследований по делам организованной преступности, который, в частности, занимается борьбой с рэкетом, выявлением преступлений в сфере азартных игр и лотерей, пресечением подкупа и взяток в спорте и др.

Отдел организует взаимодействие в борьбе с организованной преступностью всех федеральных служб, а также правоохранительных органов штатов. Под эгидой этого отдела в 24 городах США созданы специальные подразделения для борьбы с организованной преступностью.

Непосредственный розыск и задержание преступников ведут периферийные отделы ФБР в контакте с полицией штатов. На отдел возложены контроль за мероприятиями по розыску и их координация, а также составление ориентировок по организации розыска. В управлении имеется также отдел специальной проверки и гражданских прав.

Его основная функция — проверка лиц, назначаемых на должности, связанные с допуском к государственным секретам.

Источник: https://studwood.ru/659205/pravo/federalnoe_byuro_rassledovaniy

Конвейер красивых цифр Ученые выяснили, как полиция и СК скрывают реальную статистику преступлений — Meduza

В «Комитете гражданских инициатив» Алексея Кудрина в среду, 18 марта, презентовали отчет «Криминальная статистика. Через открытость к управляемости». Это исследование петербургский Институт проблем правоприменения готовил более полугода (с полным текстом можно познакомиться тут); оно — о том, что в России кардинально искажена статистика о состоянии преступности. Данные искажаются уже много лет, как правило, на низовом уровне — в отделениях полиции. Но выгодно это руководству силовых ведомств. МВД рапортует об улучшении криминогенной ситуации в стране, хотя в реальности это означает лишь то, что из 28,4 миллиона сообщений о правонарушениях (данные за 2013-й) полиция зарегистрировала как заявления о преступлении лишь 2,2 миллиона. По мнению авторов доклада, реальный уровень преступности в России в несколько раз выше «нарисованного». А по каким направлениям с ней бороться, не знает никто, поскольку не хватает данных. Доклад питерских исследователей изучил специальный корреспондент «Медузы» Андрей Козенко.

Читайте также:  Продвижение сайта в топ: способ оптимизации в поисковых системах

«Российская статистика о преступности уникальна. Степень ее детализации, объема и глубины сопоставимых данных выше, чем в большинстве стран мира.

Однако она практически не используется при изменении уголовного законодательства, выявлении и устранении социальных причин преступности, — говорится в преамбуле к исследованию.

— Статистика искажена и уже давно не выступает основой формирования уголовной политики государства, а лишь служит для оценки работы ведомств, участвующих в борьбе с преступностью».

Институт проблем правоприменения был учрежден в 2009 году Европейским университетом в Санкт-Петербурге. В последние несколько лет институт сотрудничает с «Комитетом гражданских инициатив» Алексея Кудрина. Его политический вес способствует тому, чтобы проводящиеся институтом исследования не уходили в никуда, как это происходит с большинством правозащитных докладов.

Например, в 2013 году институт подготовил масштабный доклад о концепции реформы правоохранительных органов (полицию предлагалось разделить на муниципальную, региональную и федеральную).

Вскоре после публикации доклада, по сведениям «Медузы», его авторов пригласил к себе министр МВД Владимир Колокольцев и на протяжении нескольких часов объяснял, почему в российских условиях это невозможно.

Авторы не сдались — и подготовили исследование об учете преступлений: на статистике базируется вся работа правоохранительных органов. Эту часть работы, по их мнению, тоже надо тотально реформировать.

Алексей Кудрин вновь был готов поддерживать ученых — он поработал ведущим этой презентации и дал слово приглашенным экспертам — от министра открытого правительства России Михаила Абызова до профессоров из академии управления МВД.

Дело в том, что основы нынешнего учета заложены еще в СССР в 1968 году, а окончательно он сформировался к началу 1970-х. С тех пор изменилось немногое, несмотря на формальную отмену «палочной» системы — когда раскрываемость преступлений была главной оценкой работы полицейских и они предпочитали браться за те дела, раскрытие которых было очевидным.

По мнению авторов доклада, к 2015 году это привело к тому, что «государство опирается на настолько искаженные данные, что не только не имеет представления о действительном состоянии преступности, но и, оценивая работу правоохранительных органов, видит лишь искусственно сформированную картину, не меняющуюся существенно много лет».

Они обращают внимание на то, что последний всплеск роста регистрируемой преступности и одновременного снижения доли раскрытых преступлений приходился на 2005–2006 годы. То есть в те времена, когда предыдущий министр внутренних дел России Рашид Нургалиев решил бороться за чистоту статистической отчетности.

Постепенно эта инициатива сошла на нет.

«Отметим только, что, по оценке ВНИИ Генпрокуратуры, уровень фактической преступности более чем в восемь раз превышает уровень зарегистрированной», — констатируется в исследовании.

В 2013 году МВД России зарегистрировало 28,4 миллиона сообщений о происшествиях, из которых 10,8 миллиона были рассмотрены как сообщения о преступлениях. Остальные сообщения касались шумящих за стеной соседях и тому подобного.

Из 10,8 миллиона сообщений о преступлениях были зарегистрированы только 2,2 миллиона случаев, они были поставлены на учет сотрудниками полиции и других правоохранительных органов. Авторы исследования думают, что в реальности преступлений было, как минимум, в два раза больше.

И это только таких, о которых пытались заявить потерпевшие. Естественная латентность — те преступления, о которых не стало известно правоохранительным органам, — не учитывается.

Создатели исследования предлагают сравнить полицейского следователя с человеком, который работает на конвейере. Он производит продукт — уголовные дела, однако материалы для него передали другие — оперативники и участковые, а приемку работы осуществит контролер из надзорного органа — прокуратуры. Качество каждой единицы продукта оценивается индивидуально.

Если уголовное дело возвратят для дополнительного расследования, значит, единица продукта была некачественная — за это накажут как самого полицейского, так и прокурора. Однако работу подразделения в целом оценивают уже не по качеству, а по количеству продукта.

Это приводит к тому, что стоящий у конвейера заинтересован в изготовлении простых деталей, от производства сложных он будет держаться подальше.

Другая аналогия авторов исследования связана с медициной. Если бы вся система — от терапевтов в районных поликлиниках до Минздрава — работала бы по тем же принципам, что и полиция, это выглядело бы так. Успешность поликлиники измерялась бы частотой заболеваний среди людей, живущих вокруг.

Рост заболеваний по какому-нибудь направлению потребовал бы профилактических мер и привел к кампании по снижению заболеваемости, например, пневмонией. Пациент приходил бы к доктору с воспалением легких, а доктор бы писал в больничной карте, что у пришедшего — ОРВИ, потому что случаев пневмонии по плану должно быть мало.

Да еще и придумывал бы способ сокрыть неверный диагноз от проверяющих. Искаженная отчетность уходила бы наверх по инстанциям, картина здоровья нации в итоге была бы искажена, бюджетные средства на профилактику пневмонии расходовались бы неэффективно.

«Именно это и происходит в правоохранительной системе уже десятки лет», — настаивают авторы отчета.

Система учета преступлений с годами улучшается, но, считают авторы документа, не совсем в том направлении. С появлением в полиции компьютеров и опытных пользователей часть документооборота стала электронной.

Однако работы от этого стало не меньше, а больше, потому что бумажные статистические карточки (их заполняют полицейские и утверждают прокуроры; из них и формируется отчетность) надо заполнять наряду с электронными.

«Процесс сбора статистики даже при усиленном контроле не имеет дополнительных каналов проверки достоверности, тем самым существенного повышения знания о преступности не происходит. Решение проблемы достоверности статистики о состоянии преступности не может лежать только в технологических решениях», — говорится в исследовании.

Статистические данные закрыты от всех желающих их изучить. На сайте Росстата можно найти статистику по преступности в России только до 2003 года. В открытых данных МВД РФ — до 2008 года, собранная позже информация — только для служебного пользования.

Генпрокуратура, считают авторы исследования, предпринимает попытку «изменить подход к публикации данных о состоянии преступности», но это не более, чем попытка. Так, в 2013 году начал работать портал правовой статистики crimestat.ru.

«Посетив сайт, можно узнать, что Республика Тыва — многолетний лидер по убийствам на 100 тысяч населения, половина преступников в Москве имеют начальное образование, а Россия занимает 3-е место в мире по числу грабежей после США и Мексики», — не без иронии отмечают авторы доклада, указывая, что обобщать эти сведения для улучшения ситуации с преступностью по стране в целом — невозможно и некорректно.

По данным «Медузы», в основе опубликованного исследования лежит полугодовая работа его авторов в полицейских участках разных городов страны. Они наблюдали процесс регистрации заявлений, интервьюировали полицейских. Два выявленных ими способа не ухудшать статистику известны. Первый — не регистрировать заявления граждан.

Заговаривать им зубы, держать в отделении по несколько часов, пока им не надоест и они сами не уйдут. Можно вежливо записать показания в тетрадку, обещать перезвонить и никогда этого не сделать. По идее, эту часть работы полиции проверяют — и могут наказать ответственных, но на деле этого не происходит.

Например, в Дагестане в 2013 году было зафиксировано целых два случая отказа принимать заявление от потерпевших.

Второй способ: зарегистрировать заявление, но принять по нему любое решение, кроме возбуждения уголовного дела. Как правило, постановление об отказе в возбуждении. Культовая фраза из криминального сериала 1990-х годов: «Какое жестокое самоубийство» — про труп с несколькими огнестрельными ранениями — как раз описывает этот способ.

Эту сферу авторы исследования называют самой «серой» — наиболее тяжело проверяемой. Они приводят в пример Екатеринбург и Свердловскую область, которые в 2012 году показали 20-процентное сокращение преступности, вышли на пятое место среди самых некриминальных субъектов РФ.

И в это же время, проверки выявили почти четыре тысячи незаконных отказов в возбуждении уголовных дел.

В докладе приводится статистика по самым частым совершаемым в России преступлениям. Кражи в последние несколько лет были зарегистрированы полицией более чем 800 тысяч раз, в почти 1,2 миллионов случаев уголовные дела после обращения граждан не возбуждались.

По иным преступлениям против собственности — хищение, причинение ущерба, уничтожение имущества — уголовные дела возбуждались лишь в 30 тысячах случаев, а отказов возбудить было почти 950 тысяч.

По нетяжким преступлениям против здоровья граждан схожая картина — почти 15 тысяч возбужденных дел против 920 тысяч отказов в возбуждении. Процент возбужденных дел растет в двух случаях — если речь идет о тяжких преступлениях или о тех, которые раскрыть легко.

По делам, связанным с оборотом наркотиков, почти 60 тысяч возбужденных дел и всего 10 тысяч отказов. По статье «бандитизм» — 54 возбужденных дела и только один отказ в возбуждении.

Формирование неточной отчетности происходит на низовом уровне, но для МВД или Следственного комитета эта ситуация выгодна. Чем лучше их показатели, тем на больший бюджет они могут рассчитывать в следующем году.

Это приводит к тому, что бюрократический аппарат правоохранительных структур быстро разрастается. Например, в Следственном комитете, говорят авторы доклада, уже через два года после его создания только половина сотрудников работала следователями по уголовным делам.

В МВД с 2010-11 годов произошло разрастание аппарата при сокращении численности сотрудников низовых подразделений.

При этом нельзя сказать, что в России ситуация с криминальной отчетностью является плохой по сравнению с другими странами. Например, в США вообще нет централизованного учета. Вместо него проводится многочисленные соцопросы.

Американский Минюст с 1972 года проводит «Национальный виктимизационный опрос» для понимания «серой» зоны преступности. В отдельных штатах существует собственный сбор более детальной криминальной статистики. В Чехии криминальная статистика является общедоступной, но там содержатся данные только о раскрытых преступлениях.

В Германии она централизованная, но ведут ее только полицейские, и в нее не включаются налоговые или финансовые преступления.

В Казахстане, где много лет наблюдалась схожая с Россией картина, власти приняли волевое решение перестать скрывать преступления, дав гарантии, что никто из низового полицейского звена не будет уволен за «плохую» статистику.

Это привело к тому, что в Астане, где в течение 15 последних лет регистрировались 3-4 тысячи преступлений в год, произошел скачок до 15 тысяч преступлений в год. А в целом рост преступности по стране составил почти 100%.

Но это не всплеск — раньше эти преступления просто не фиксировались.

В своих рекомендациях эксперты Института проблем правоприменения предлагают три одновременных пути исправления в России ситуации со статистикой по преступлениям.

Главное предложение — создание независимого отдельного ведомства, которое будет заниматься отчетностью; его представители должны работать даже в районных отделениях полиции (речь идет о переподчинении сотрудников, которые занимаются статистическими карточками уже сейчас).

Авторы исследования предлагают дать больше полномочий по сбору статистике Генпрокуратуре как надзорному за полицией органу. И, наконец, они хотят, чтобы статистические данные были открыты для тех, кому это необходимо и кто мог бы заниматься общественным контролем.

Предполагалось, что приглашенные в «Комитет гражданских инициатив» эксперты из силовых ведомств будут критиковать исследование, на деле же они с ним были почти согласны. Никто не понял только предложения о создании независимого статистического ведомства — «в России сейчас не может быть ничего ни от кого независимого».

«Главное, что проблема наконец-то поднята. Она есть, она пронизывает все правоохранительные органы, — говорил начальник управления правовой статистики Генпрокуратуры России Олег Инсаров.

— Мы не за создание какой-то отдельной структуры по учету — это политическое решение, мы за создание системы, которая не позволяет искажать отчетность».

Он сказал, что только в прошлом году было выявлено более двух тысяч фактов искажения статистики, но наказания никто не понес — силовые ведомства своих не сдают.

«По содержанию доклада: согласен с оценкой, но мы расходимся в предложениях, — говорил криминолог, генерал-майор в отставке Владимир Овчинский. — Авторы предлагают эволюционный романтизм, а я говорю о революционном реализме. Нужно изменить политический подход к статистике.

Нужно дать реальные данные по убийствам, грабежам и особенно по пропаже людей — вот где бездна, поверьте».

Помощник министра МВД, его бывший заместитель Валерий Кожокарь обещал, что появится законопроект, который кардинально изменит систему учета — производство по делу будет начинаться с момента попадания заявления в единый реестр; такая схема появилась на Украине в 2012 году с принятием там нового УПК, и Кожокарь говорит, что она основана на разработках российских ученых.

Один из соавторов исследования Мария Шклярук рассказала мне, что после презентации документ будет отправлен во все силовые ведомства. Министр Абызов уже предложил на его основе составить план развития криминальной статистики в России.

Источник: https://meduza.io/feature/2015/03/18/konveyer-krasivyh-tsifr

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector