Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступлениях

Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступлениях

Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступлениях

Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Ложные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступлениях

Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

  • Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.
  •  В РФ число преступлений в семьях снижается, а не растет, как хочется Западу
  • Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

Источник: https://rvs.su/novosti/2019/zavralis-glava-mvd-raskryl-realnye-cifry-nasiliya-v-rossiyskih-semyah

Ложные обвинения в изнасиловании. Статистика и общественное мнение

The Guardian (оригинал тут, перевод мой) пишет, что безосновательная убеждённость в том, что ложные обвинения в изнасилованиях или в домашнем насилии встречаются часто, может влиять на работу полиции и других служб по расследованию таких дел, а также на общественное мнение.

Согласно опубликованному исследованию Королевской службы обвинения (Crown Prosecution Service, CPS) по Англии и Уэльсу, за 17 месяцев 2011 и 2012 года было рассмотрено 5651 заявлений об изнасиловании и 111891 заявлений о домашнем насилии. Из них 44 заявления были признаны ложными (35 по изнасилованиям, 6 по домашнему насилию и 3, включавших оба пункта).

Кейр Стармер, работавший в то время в должности главного прокурора этой службы, так прокомментировал данные:

«Люди понимают разрушительный эффект ложных обвинений и одновременно предполагают, что на самом деле их гораздо больше, чем показано в этом исследовании. По правда сказать, общепринятое мнение – что ложных обвинений хоть отбавляй, поэтому «нужно относиться к любому такому делу с осторожностью».

Но почему-то это приводит не к более строгой проверке каждого заявления, а в основном к несправедливости по отношению к жертвам, их преследованию и оскорблениям.

Мы должны упорно добиваться развеивания подобных вредных мифов и стереотипов, поскольку жертвы не должны чувствовать сопротивления, когда хотят заявить о случившемся.

Общеизвестно, что уровень домашнего насилия постоянно растёт. Например, согласно опубликованной статистике за последние 3 месяца 2012 года, количество подобных преступлений возросло на 11%.

Согласно мнению экспертов, особая группа риска для этих преступлений – девочки 16-19 лет. Мы наблюдаем тенденцию появления целого поколения детей, которые выросли в атмосфере абьюза.

У меня нет оснований думать, что эта тенденция будет меняться в ближайшем будущем.

Я хочу отдельно акцентировать, что факты, что кто-то не стал подавать заявление и обращаться за помощью; а также факты повторных заявлений от человека, часто становящегося жертвой, сами по себе не значат, что преступления не было и заявителю не нужно верить.

В опубликованном исследовании указывается, что повторные случаи часто связаны с особой уязвимостью и психическими особенностями жертвы (в т.ч.

последствиями предыдущих случаев), что приводит её к ситуации опасности снова и снова, в связи с чем риск снова оказаться жертвой изнасилования или домашнего насилия у неё существенно выше, чем у других людей.

Ложные обвинения могут разрушить жизнь и репутацию, поэтому должны тщательно расследоваться. Нужно сформировать у общества уверенность, что авторы ложных обвинений – в случае очевидных доказательств — сами станут обвиняемыми, и что уголовно-исполнительная система сделает всё, что для этого нужно».

Из 159 подозреваемых по делам в опубликованном исследовании о ложных обвинениях было 92% женщин. Почти половина из них были несовершеннолетние.

Интересно, что в 38% начальное ложное заявление об изнасиловании или домашнем насилии было подано не самой «жертвой», а другим человеком (обычно, родителем).

Часто «жертвы» впоследствии признавались, что в какой-то момент ситуация выходила из-под контроля и они уже ничего не могли сделать, чтобы остановить уголовную систему.

Переведу также несколько комментариев к материалу с сайта The Guardian:

    • «Ложные обвинения в изнасиловании никогда не нанесут столько вреда, сколько сами изнасилования. Однако, почему-то продолжает существовать мнение, что каждая женщина, заявляющая об изнасиловании – потенциально врунья и шлюха, желающая мести. Но ведь ложные обвинения в изнасиловании очень редки, в отличие от настоящих изнасилований. Только я что-то не вижу, чтобы на этот факт кто-то жаловался»
    • «Готов спорить, что количество людей, несправедливо обвинённых в изнасиловании, как минимум на два порядка меньше насильников, гуляющих на свободе, если не ещё меньше»
    • «Я слышал про женщин, чья репутация была разрушена, которых травили и выдавливали с работы и учёбы после того, как они были изнасилованы. Я также слышал про женщин, которые на годы погружались в депрессию и тревогу, которые не могли идти по улице одни. Я знаю женщину, которая 10 лет назад проснулась от того, что её насиловали, и она до сих пор не может ложиться спать спокойно. Нет, меня саму не насиловали, и я не работаю в кризисном центре для женщин. Но вокруг сотни и тысячи женщин с этим опытом, просто это не то, о чём можно поболтать, встретившись у офисного кулера, или стоя на автобусной остановке, вот и всё»
    • «Если мужчины не хотят, чтобы их зря обвиняли в изнасилованиях, им не нужно одеваться провокативно и напиваться в компании женщин, которых они не знают»
    • «Я 30 лет работаю в отделе криминальных расследований и за это время у нас не было ни одного случая ложного обвинения в изнасиловании, хотя я постоянно слышу про это со всех сторон»
    • «Я так понимаю, главная проблема в большинстве случаев в том, что женщина в своем заявлении уверена, что была изнасилована, а мужчина – что она была согласна (я имею в виду изнасилования, где жертва знает насильника). Так что трудность сбора доказательств, когда согласия не было или несогласие не было выражено достаточно понятно — при том, что обе стороны соглашаются, что половой акт был – и приводит полицию к подозрениям и осторожности, это и отличает изнасилование от других преступлений»

Там ещё дальше много интересных комментариев, можно почитать. Если кто-то будет переводить, кидайте сюда, буду добавлять в запись.

Что касается статистики вообще, то существуют полярно разные мнения и исследования по количество ложных обвинений в изнасиловании/домашнем насилии и факторы, влияющие на это пространство. Вот некоторые из них:

    1. 5,9% ложных в конкретном исследовании из 136 случаев (авторы предполагают общую статистику от 2 до 10%) — ссылка .
    2. 2% ложных, данные Израиля по изнасилованиям и сексуальным нападениям — ссылка (похожая цифра была упомянута в прецедентном решении верховного суда, 2.5 %).
    3. Рассуждения о том, что считать ложным обвинением: когда не было вообще ничего, или когда половой акт был, но стороны по-разному интерпретировали наличие согласия на него — ссылка.
    4. Тренинг по признакам абьюзивных отношений и их последствий, проводимый для полицейских, меняет подходы к обращению с жертвами, уменьшает виктим-блейминг и увеличивает серьёзность отношения к заявлениям об изнасиловании и домашнем насилии (увеличивается кол-во заявлений, которым испытуемые ставили отметку «расследовать», и уменьшается количество отказов в возбуждении дела) — ссылка.
    5. Исследование манеры общения полицейских с жертвами повторных изнасилований/домашнего абьюза, и влияния её на ход дела (доверие к жертве, рассмотрение случая как сомнительного, предположение ложности обвинения и легитимизация насилия) — ссылка

Вот инфографика, примерно отражающая масштабы явлений:

Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступлениях

Ещё хочу дать ссылки на два письма. Письмо парня, которого в его 15 лет 13-летняя девочка обвинила в изнасиловании, которого на самом деле не было. Письмом поделились больше 100 тысяч человек  — ссылка.

Письмо жертвы изнасилования, которой удалось отправить насильника за решетку через 20 лет после события. Мне хочется думать, что им толком никто не поделился из-за того, что в 2011 году на сайте не было социальных кнопок, конечно. А не по другим причинам — ссылка.

И немного из русского сегмента Интернета.  Я набрала в гугле «обвинения в изнасиловании статистика». Первая страница, кроме ссылки на Википедию, целиком состоит из разной эмоциональности текстов про ложные обвинения в изнасилованиях.

Форумы обсуждают на полном серьёзе, что мужчины просто идут в кусты пописать, а там их сплошь и рядом подстерегают девочки-подростки, которые начинают визжать и зовут милицию. На вторую страницу не ходила.

Если у кого-то есть статистика (официальная) по любой стране, включая РФ, поделитесь ссылкой, пожалуйста.

Более-менее аналитически написаны два материала раз и два. Я нашла комментарий к ним, из которого хочу процитировать строчку:

«Я по этому поводу хочу сказать то, что я говорил много раз. Дело совершенно не в какой-то специфичности обвинений в сексуальных преступлениях.

Ситуации, когда нет прямых доказательств вины обвиняемого в судах возникают постоянно в любых делах, в том числе при обвинениях в убийстве.

Однако, до сих пор я ни разу не видел статистики, подтверждающей то, что неявно говорят возмущающиеся, — то, что процент невиновных, осужденных по обвинению в изнасиловании, выше, чем процент невиновных, осужденных по другим обвинениям.»

Чтобы немного разбавить зарубежные материалы современными и своими, напишу, что я у себя в блоге проводила опрос на тему, какой, по мнению читателей, процент обвинений в изнасилованиях — ложные, т.е. заведомо не соответствуют действительности. Опрос показал вот что.

Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступлениях

Источник: http://sigitova.ru/lozhnye-obvineniya-v-iznasilovanii-statistika-i-obschestvennoe-mnenie-1428/

Пять мифов о сексуальном насилии и их разоблачение

Линда Геддес BBC Future

Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступлениях Правообладатель иллюстрации Getty Images

В среднем одна из каждых пяти женщин когда-либо подвергалась сексуальному насилию. Однако до сих пор существует множество ложных представлений о том, как надо вести себя в таких ситуациях, и о том, что к таким ситуациям приводит.

  • Эти представления либо дискредитируют тех, кто стал жертвой насилия, либо вводят в заблуждение тех, кто руководствуется подобными взглядами, оценивая случившееся.
  • Сейчас редкая неделя проходит без сообщений либо о свежем случае изнасилования, либо о сексуальных домогательствах, имевших место в прошлом.
  • Непонимание сущности сексуального насилия ведет к искаженным взглядам на случившееся, отчего жертвы испытывают незаслуженный стыд, заставляющий их чувствовать себя виноватыми.
  • Важно и то, что распространенные мифы об изнасилованиях и нападениях на сексуальной почве мешают объективно оценивать факты, когда дело доходит до суда.
  • Вот пять самых распространенных мифов — и то, что на самом деле стоит за ними.
Читайте также:  Оптимизация налогов: способы законного сокращения расходов

Миф номер 1. Большинство нападений на сексуальной почве осуществляется незнакомыми людьми

  1. Сцену, в которой на женщину, возвращающуюся домой поздним вечером по неосвещенной улице, кто-то нападает, по-прежнему можно часто увидеть на экранах телевизоров.

  2. Однако в реальном мире как изнасилование, так и любое другое опасное посягательство сексуального характера с куда более высокой долей вероятности происходит дома, и женщины страдают от рук тех, кого они хорошо знают.

  3. В Англии, Уэльсе и Австралии примерно одна из каждых пяти женщин становилась жертвой сексуального насилия хотя бы раз в жизни.
  4. В США общенациональный опрос на эту тему обнаружил примерно похожую статистику: одну из каждых пяти женщин и одного из каждых 71 мужчины когда-либо насиловали.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Большая часть сексуальных нападений осуществляется теми, с кем жертва хорошо знакома

Еще одно британское исследование показало, что преступник был незнаком с жертвой только в 10% случаев.

В 56% это был партнер жертвы, а в оставшихся 33% — друг, знакомый или член семьи.

Миф номер 2. Если с тобой действительно случилось такое, ты сразу заявишь в полицию

Согласно данным министерства внутренних дел Великобритании, о 46% зарегистрированных случаев изнасилования было заявлено в тот же день, а 14% потерпевших понадобилось более полугода для того, чтобы набраться духу и обратиться в полицию.

Если жертвой был ребенок, то отсрочка с заявлением может затянуться еще больше: только 28% из тех, кому меньше 16 лет, сообщили о совершенном на них нападении в тот же день, а примерно треть откладывала обращение в полицию более полугода.

И это касается только тех преступлений, о которых рано или поздно заявляли. Многие жертвы этого не делают вообще.

Например, в США, по оценке исследователей этой проблемы, о двух из каждых трех таких нападений в полицию никогда не сообщается.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Согласно исследованиям, о двух из каждых трех нападений сексуального характера полиция не узнает никогда

  • Существует много причин того, почему некоторые жертвы либо тянут с обращением в полицию, либо никогда этого не делают, что показала онлайн-кампания в «Твиттере» с хэштегом #WhyIDidn'tReport («почему я не собщил/а»).
  • «Многие не сообщают потому, что не хотят, чтобы совершивший это оказался в тюрьме — может быть, они влюблены в него, может, это член семьи или партнер и их благосостояние зависит от него», — рассказывает Николь Вестмарленд, директор Даремского центра по изучению случаев насилия и издевательств в Великобритании.
  • «Еще одна частая причина, о которой я слышала от своих студентов: они не хотят разрушить чью-то жизнь».
  • Но и в таком случае, подчеркивает она, нет никаких доказательств того, что затягивание с сообщением в полицию связано с тем, что ничего такого на самом деле не было.

Миф номер 3. Если о преступлении на сексуальной почве сообщить немедленно, то следственным органам будет сравнительно легко разобраться в деле и предъявить обвинения

Что в этом утверждении правда? Пережившие сексуальное насилие и сразу об этом сообщившие действительно с куда большей степенью вероятности пройдут все необходимые медицинские обследования — например, для идентификации семенной жидкости нападавшего, его слюны и ДНК.

  1. Кроме того, эксперты сразу зафиксируют травмы (синяки, порезы и так далее), что поможет обвинению доказать применение силы.
  2. Но такая процедура совсем не гарантирует того, что преступник будет тут же схвачен и осужден, или что дело начнут расследовать.
  3. Это доказывают многочисленные примеры из практики американской полиции, когда собранные свидетельства изнасилования так и хранятся в полицейских архивах.
  4. К тому же доказательства сексуального акта не очень помогают, если совершивший его — партнер или хороший знакомый.
  5. «В наши дни большинство таких дел сводится не к тому, был ли половой акт или нет, а к тому, был ли он осуществлен по взаимному согласию», — подчеркивает Вестморленд.
  6. По данным британского Хоум-офиса, 26% изнасилований и опасных нападений на сексуальной почве, о которых сообщили в тот же день, привели к предъявлению обвинений, но эта цифра падает до 14%, если полиция узнает о случившемся на следующий день или еще позже.
  7. У тех, кто сообщил о насилии в день, когда оно произошло, гораздо больше шансов увидеть своего обидчика на скамье подсудимых (эта разница в шансах не столь значительна, если жертве меньше 16 лет).
  8. Между тем, согласно другим отчетам, в США только 18% изнасилований, о которых сообщено в полицию, завершаются арестами и только в 2% случаев выносится обвинительный приговор.

Миф номер 4. Если бы ты действительно не хотела, ты бы сопротивлялась

Разные люди прибегают к разной тактике, когда им грозит сексуальное насилие. В своей книге «Серийные жертвы», вышедшей в 2008 году, криминалист из Веллингтонского университета Ян Джордан описывает то, как вели себя в подобных случаях 15 женщин, каждая из которых подвергалась насилию со стороны одного и того же мужчины.

  • Кто-то пробовал разговаривать, кто-то отбивался, а некоторые пытались подняться над ситуацией — как будто это происходит не с ними (психологи называют это отстранением или расщеплением личности).
  • В ходе другого исследования, осуществленного на базе 274 отчетов американской полиции, было обнаружено, что только 22% прошедших через такую ситуацию удалось избежать изнасилования, сопротивляясь и громко крича.
  • Большинство (56%) пыталось просить пощады, уговаривать насильника, остальные же, как они потом рассказали, просто окаменели от ужаса.
  • Разное поведение может быть более или менее эффективным в разных обстоятельствах.
  • Например, те женщины, которые активно сопротивляются, с большей долей вероятности смогут избежать изнасилования, но в то же время очень рискуют получить серьезные травмы — особенно если у насильника есть оружие.
  • С другой стороны, умоляя, плача или пытаясь вразумить нападающего, жертва также рискует получить травмы, если нападение совершается дома.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Одно из исследований выявило, что сопротивление или мольбы о пощаде могут в определенных обстоятельствах повышать риск физической травмы или сделать надругательство еще более изощренным

  1. Важно также признать, что человек далеко не всегда может осознанно контролировать свое поведение в подобных ситуациях.
  2. Некоторые, когда им грозит страшная опасность, впадают в состояние, схожее с параличом (так называемое тоническое торможение).
  3. Одно из шведских исследований, проведенное по заявлениям 298 женщин, которые обратились в центр помощи изнасилованным в рамках одного месяца со дня инцидента, обнаружило, что у 70% из них случилось то самое тоническое торможение, а 48% рассказывали о крайне высокой степени такого торможения во время нападения на них.
  4. Кроме того, у тех, кто испытывал от страха такой внезапный паралич, в первые же месяцы с большей долей вероятности развивался синдром посттравматического стресса и тяжелая депрессия.

Миф номер 5. Травмирующий психику опыт искажает память — возможно, вы вспоминаете то, чего не было на самом деле

  • Многие из тех, кто подвергся сексуальному насилию, часто утверждают, что ясно помнят отдельные подробности — звуки, запахи и визуальные образы, связанные с нападением, даже годы и десятилетия спустя.
  • Однако когда их просят вспомнить точное время произошедшего или то, в каком месте находился тот или иной человек во время нападения (детали, которые обычно интересуют полицию и следствие), они порой с трудом восстанавливают это в памяти, а то и противоречат сами себе, что ставит под сомнение их показания.
  • «Существует такое трагическое несоответствие между тем, что ожидает от пострадавшего система правосудия, и особенностями воспоминаний о пережитой психической травме», — указывает Эми Харди, клинический психолог из лондонского Королевского колледжа.
  • И все из-за того, что воспоминания о травмирующих психику событиях укладываются в нашей памяти совсем иначе, чем обычные воспоминания.
  • Обычно мы кодируем то, что видим, слышим, чувствуем и обоняем, и складываем в ячейки нашей памяти вместе, как комплекс пережитого.
  • И потом, когда мы вспоминаем тот или иной день, события встают в нашей памяти связно и все вместе, как единая история.

Однако во время травмирующих событий наш организм выделяет гормоны стресса. И они заставляют мозг концентрироваться на том, что происходит здесь и сейчас, из-за чего общая картина затуманивается или теряется.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Во время подобных событий наш организм вырабатывает гормоны стресса, вынуждающие мозг концентрироваться на деталях происходящего

С точки зрения теории эволюции это имеет определенный смысл. «Когда нам угрожает опасность, куда лучше, если мы сосредоточены на том, что мы испытываем в данный момент — это заставляет нас вступать в бой или убегать, или застыть как камень. В такие моменты вряд ли нам помогли бы абстрактные рассуждения о смысле происходящего», — говорит Харди.

  1. «Кроме того, нам известно, что если люди отстраняются от происходящих с ними травматических событий, это еще сильней фрагментирует их восприятие — таким образом, их воспоминания еще в большей степени состоят из кусочков «здесь и сейчас».
  2. Харди исследовала влияние таких процессов, происходящих в памяти, на то, чем у прошедших через опыт сексуального насилия закончилось обращение в полицию.
  3. Она обнаружила, что те, кто рассказывал ей о высокой степени отстранения от травмирующей ситуации, демонстрировали большую фрагментарность воспоминаний во время дачи показаний в полиции.

Таким людям (с высокой фрагментацией воспоминаний) с большей долей вероятности казалось, что у них не получается связно рассказать о том, что с ними случилось. Все это снижало их шансы на открытие уголовного дела.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

Источник: https://www.bbc.com/russian/vert-fut-45668180

Статистика сексуального насилия в США. По данным волонтёрской организации «Рёв ангела»

Перевод: Ирина Трофимова

Лишь недавно, и лишь в некоторых странах и культурах, насилие над детьми стало рассматриваться как одна из важнейших социальных проблем, и главная причина страдания изнасилованного человека и его личных проблем.

Сексуальное насилие может производить долгосрочные разрушительное воздействие на жертву.

Изнасилование может привести к потере доверия, снижению самооценки, развитию чувства стыда, вины, депрессии, наркомании, самоубийствам, изменению половых пристрастий или проституции, безосновательному страху, и другим поведенческим проблемам.

Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступлениях

В большинстве случаев, жертва никогда не скажет никому о насилии и в результате изменения в поведении жертвы просто принимаются как должное, либо жертвой и окружающими.

Поскольку сексуальное насилие над детьми в значительной степени » табу», многие не понимают всю серьёзность, тяжесть и распространённость проблемы.

В Соединенных Штатах, детское физическое, психическое и сексуальное насилие достигло масштабов эпидемии.

Ниже приведены некоторые статистические данные, связанные с сексуальными надругательствами над детьми. Эти статистические данные вызывают тревогу. Статистика шокирует.

1 из 4 девочек подвергалась сексуальному насилию в возрасте до 18 лет.
1 из 6 мальчиков подвергался сексуальному насилию в возрасте до 18 лет.
1 из 5 детей подвергался сексуальным домогательствам при работе в Интернете.

Почти 70% всех зарегистрированных посягательств сексуального характера (включая нападения на взрослых) относятся к детям в возрасте 17 лет и младше.

По оценкам, 39 миллионов жертв сексуального насилия в детстве существуют в Америке сегодня.

84 процента заключенных подвергались насилию в детстве.

Дети часто подвергаются насилию со стороны тех, кому они доверяют.

30-40% жертв испытывают насилие со стороны членов семьи.
Еще 50% подвергаются насилию со стороны кого-то за пределами семьи, кого они знают и кому доверяют.

Примерно 40% подвергаются насилию со стороны старших детей, которых они знают.

Сексуальное насилие происходит не только с подростками.

Более 20% детей подвергаются сексуальному насилию в возрасте до 8 лет.
Почти 50% всех жертв принудительной содомии, объектного сексуального нападения и покушения на изнасилование -это дети в возрасте до 12.

Большинство детей не расскажет о факте насилия, даже если их спросят
Доказательства того, что ребенок стал жертвой сексуального насилия, не всегда очевидны, и многие дети не сообщают, что они подверглись насилию.
Более 30% жертв никогда не раскрывают свой опыт НИКОМУ.
Жертвы насилия в молодом возрасте могут не признать нападение на них, как сексуальное насилие.

Читайте также:  Статистика богатых: список самых успешных людей по странам

Почти 80% изначально отрицают насилие или стремятся скрыть его. Среди тех, кто скрывает факты насилия, примерно 75% случайно рассказывают о насилии. Среди тех, кто стремится скрыть факт насилия, более чем 20% отрицают факт насилия, даже если насилие раскрыто.
В сфабрикованных отчётах о жертвах сексуального насилия включаются всего 1% – 4% всех зарегистрированных случаев.

Эти сфабрикованные отчеты на 75% солгали о взрослых жертвах насилия и на 25% солгали о детях-жертвах. О детях-жертвах насилия сообщают лишь в 0,5% случаях.
Последствия сексуального насилия над детьми изменяют жизнь детей и их семей сразу. Они также влияют бесчисленными негативными факторами на всё общество.

Эти негативные последствия могут выявляться в течение всей жизни потерпевшего, поэтому влияние на общество только одного потерпевшего, пережившего насилие, продолжается в течение нескольких десятилетий. Представьте себе воздействие на общество 39 миллионов подвергавшихся насилию.

Сексуальное насилие может привести к проблемам со здоровьем и поведением.

То, как семья жертвы реагирует на факт насилия, играет важную роль в том, как инцидент воспринимается жертвой.

Дети, повергшиеся сексуальному насилию, и держащие это в тайне, или те дети, кто “рассказал” и им не поверили, подвергаются большему риску психологических, эмоциональных, социальных и физических проблем, чем все население в целом, и такие проблемы жертвы часто длятся всю взрослую жизнь.
Дети, которые стали жертвами сексуального насилия, чаще испытывают проблемы с физическим здоровьем (напр.

, головные боли).
Дети, подвергшиеся сексуальному насилию чаще подвержены симптомам посттравматического стресса, более печальные, у них больше проблем в школе, чем у обычных детей.
Дети – жертвы сексуального насилия более склонны к возникновению депрессивного расстройства, как и взрослые.

Молодые девушки, которые подверглись сексуальному насилию, более склонны к развитию расстройств питания, как подростки.
Подростки, ставшие жертвами преступлений с применением насилия, испытывают трудности в переходе ко взрослой жизни, чаще страдают от финансового краха и физических травм, и существует риск, сбоя в других областях из-за проблемного поведения и результатов насилия.

Сексуальное насилие приводит даже к наркотикам.

Дети – жертвы сексуального насилия чаще сталкиваются с проблемой злоупотребления психоактивными веществами. 70-80% сексуального насилия – результат чрезмерного употребления алкоголя и табака.

Молодые девушки, подвергшиеся сексуальному насилию, более чем в 3 раза склонны к развитию психических расстройств или злоупотребление алкоголем и наркотиками, в зрелом возрасте, чем девушки, которые не подвергались сексуальному насилию.

Среди мужчин, переживших насилие, более 70% ищут психологическую помощь в наркомании, суицидальных мыслях и попытках самоубийства. Мужчины, которые подверглись сексуальному насилию, более склонны жестоко преследовать других.

Сексуальное насилие может привести к сексуальным проблемам

Дети, которые стали жертвами сексуального насилия, демонстрируют долгосрочные и более частые проблемы в поведении, в частности, неправильное сексуальное поведение.

У женщин, которые подверглись насилию в детстве, вероятность забеременеть в возрасте до 18 лет в 3 раза больше.
По оценкам, у 60% подростков первой беременности предшествует опыт насилия, изнасилования или покушения на изнасилование.

Средний возраст их насильников – 27 лет.
Дети – жертвы сексуального насилия более вероятно, будут вести беспорядочную половую жизнь.

Более 75% подростков проститутки подвергались сексуальному насилию в детстве.

Статистика преступлений ужасна

Подростки, которые подверглись насилию в детстве, рискуют стать жертвами лиц, совершивших преступление, жертвами насилия в семье, жертвами преступления против собственности, как и взрослые.
Почти 50% заключенных-женщин утверждают, что они подвергались насилию в детстве.

Более 75% серийных насильников, сообщают, что они подверглись сексуальному насилию в юном возрасте.
Большинство насильников не останавливаются только на одном ребенке, если их не разыскивают, или не остановили.

У почти 70% преступников, совершивших преступления на сексуальной почве с детьми, было от 1 до 9 жертв; у по крайней мере 20% преступников-насильников было от 10 до 40 жертв.

В среднем серийный растлитель может иметь до 400 жертв за всю жизнь.

Источники, на которые ссылаются в отчёте:
1. U.S. Department of Health and Human Services, Administration for Children and Families, Administration on Children, Youth and Families, Children’s Bureau. Child Maltreatment 2010. Washington, DC: Department of Health and Human Services; 2011. Available from www.acf.

hhs.gov/programs/cb/pubs/cm10/index.htm.
2. Finkelhor D, Turner H, Ormond R, Hamby SL. Violence, abuse, and crime exposure in a national sample of children and youth. Pediatrics 2009; 124:1411-1423.
3. Theodore AD, Chang JJ, Runyan DK, Hunter WM, Bangdewala SI, Agans R.

Epidemiologic features of the physical and sexual maltreatment of children in the Carolinas. Pediatrics 2005; 115: e331-e337.
4. Finkelhor D, Ormrod H, Turner H, Hamby S. The victimization of children and youth: a comprehensive national survey. Child Maltreatment 2005; 10: 5-25.
5.

Finkelhor D, Jones L, Shattuck A. Updated Trends in Child Maltreatment, 2010. Durham, NH. Crimes against Children Research Center, 2011. Available from www.unh.edu/ccrc/pdf/CV203_Updated trends 2010 FINAL_…
6. Fang X, Brown DS, Florence CS, Mercy JA.

The economic burden of child maltreatment in the United States and implications for prevention. Child Abuse and Neglect 2012; 36:156-165.

2013-08-02

Источник: https://www.russiapost.su/archives/2758

Женщины чаще совершают акты сексуального насилия, чем было принято считать

Попробуйте представить себе портрет человека, совершающего сексуальное насилие. Несомненно, вы сразу подумаете о мужчине.

Это вполне оправданно, с учетом нашего извращенного культурного понимания того, что насильниками являются почти исключительно мужчины.

Однако такого рода утверждение далеко от реальности, и наше исследование большого количества материалов федеральных агентств свидетельствует о том, что и женщины часто совершают преступления сексуального характера.

В 2014 году мы опубликовали исследование о сексуальных преступлениях в отношении мужчин, в котором делается следующий вывод: мужчины с большей вероятностью могут стать жертвами сексуального преступления, чем было принято считать.

Для понимания того, кто совершает преступления сексуального характера, мы проанализировали четыре обзора, подготовленные Бюро юридической статистики (Bureau of Justice Statistics) и Центром по контролю и профилактике заболеваний (Disease Control and Prevention).

Задача этой скрупулезной работы состояла в получении общего представления о том, как часто женщины совершают преступления сексуального характера.

Результаты оказались неожиданными. Так, например, репрезентативные данные национального масштаба Центра по контролю и профилактике заболеваний свидетельствуют о том, что в течение года мужчины и женщины имеют одинаковые шансы стать жертвой секса без согласия с их стороны, а большинство пострадавших мужчин сообщили о том, что они стали жертвой преступников женского пола.

79% мужчин, которых в какой-то момент их жизни «заставили сделать пенетрацию» (по мнению большинства исследователей, это является формой изнасилования), указали на то, что они были принуждены к этому женщинами.

Кроме того, большинство мужчин, испытавших сексуальное принуждение или сексуальный контакт без своего согласия, сообщили о том, что подобные противоправные действия были совершены женщинами.

Мы проанализировали материалы за четыре года Национального обзора о жертвах преступлений (National Crime Victimization Survey) и обнаружили, что в 35% случаев, когда объектами изнасилования или сексуального нападения становились мужчины, жертвы сообщали о наличии, по крайней мере, одной женщины в числе правонарушителей.

Среди тех людей, которые были изнасилованы женщинами или подверглись сексуальному нападению с их стороны, 58% пострадавших мужчин и 41% пострадавших женщин сообщили о насильственных действиях со стороны женщин-преступниц (речь идет об ударах, сбивании с ног и других подобного рода действиях).

Кроме того, многие жертвы рассказали о полученных при этом травмах.

Как мы уже показали ранее, около миллиона преступлений сексуального характера ежегодно совершается в наших тюрьмах и следственных изоляторах, и поэтому мы понимаем, что ни одно исследование преступлений сексуального характера не может быть полным без учета того, что происходит за решеткой.

Мы обнаружили, что, вопреки распространенному мнению, самая большая угроза для отбывающих наказание женщин исходит не от мужчин из числа сотрудников пенитенциарных учреждений.

Оказалось, что вероятность стать жертвой сексуального нападения со стороны других заключенных женского пола более чем в три раза выше, чем со стороны мужского персонала тюрьмы.

Статистика изнасилований: данные о сексуальных преступленияхThe Times20.10.2017Project Syndicate18.09.2017The New Yorker16.08.2017Также неожиданным оказалось и то, что находящиеся в заключении женщины чаще всего подвергаются сексуальному насилию со стороны других отбывающих наказание женщин, а не со стороны мужчин. Это противоречит существовавшему в течение долгого времени представлению о том, что сексуальное насилие в тюрьме совершают, в основном, мужчины по отношению к другим мужчинам. В коррекционных учреждениях для несовершеннолетних их сотрудницы также представляют собой большую угрозу, чем сотрудники мужского пола: в более чем девяти случаев из десяти несовершеннолетние жертвы сообщали о том, что они подверглись сексуальному насилию со стороны женщин.

Полученные нами данные могут быть восприняты как попытка подорвать основы повестки относительно прав женщин, где внимание сфокусировано на сексуальной угрозе со стороны мужчин.

На самом деле мы, напротив, утверждаем, что совершаемые мужчинами акты сексуального насилия продолжают оставаться хронической проблемой — от школьного двора до Белого дома.

В действительности, 95% женщин, ставших жертвами сексуального насилия, сообщили составителям Национального обзора о жертвах преступлений о том, что они пострадали от действий со стороны мужчин.

Представляя сделанные нами выводы, мы утверждаем, что всесторонний взгляд на проблему жертв сексуального насилия (с учетом противоправных действий, совершаемых мужчинами, а также женщинами), не противоречит в значительной степени феминистским принципам.

Так, например, обычное одномерное представление о женщине как о беззащитной жертве усиливает устарелые гендерные стереотипы. Это мешает нам видеть женщин как сложных человеческих существ, способных обладать властью, а также применять ее неправильным или насильственным способом.

А представление о том, что мужчины всегда являются преступниками и никогда жертвами преступлений, укрепляет нездоровые взгляды на мужчин и на их мнимую непобедимость.

Подобные чрезмерно завышенные идеальные представления о мужчинах усиливают мужскую агрессивность, а также способствуют созданию грубого стереотипа о том, что подвергшиеся сексуальному нападению мужчины становятся «изгоями» (failed men).

Другие гендерные стереотипы мешают принятию эффективных мер. В этой связи, например, можно упомянуть разговоры о сексуальной ненасытности мужчин.

Осознавая наличие ложного представления о том, что для мужчин подходит любой секс, жертвы мужского пола часто стыдятся признаться в том, что они стали жертвами сексуального насилия.

А если они об этом сообщают, то часто в ответ они слышат, что никакого реального ущерба не было.

Женщины, становящиеся жертвами сексуального насилия со стороны других женщин, тоже представляют собой группу, не получающую должного внимания. Они обнаруживают, что все существующие службы ориентированы на женщин, ставших жертвами сексуального нападения со стороны мужчин.

Мы пришли к выводу о том, что за решеткой вероятность подвергнуться сексуальному насилию со стороны сотрудников тюрьмы у представителей сексуальных меньшинств в два-три раза выше, чем у заключенных с традиционной ориентацией.

Это вызывает особую тревогу, поскольку в соответствующем исследовании нам удалось установить, что сексуальные меньшинства, особенно лесбиянки и бисексуальные женщины, имеют больше шансов оказаться в заключении.

С дополнительными рисками сталкиваются не только представители сексуальных меньшинств, и связано это с тем, что в Соединенных Штатах в тюрьмы попадает значительно больше черных, испаноговорящих, имеющих низкие доходы и страдающих умственными расстройствами людей, и они становятся потенциальными жертвами сексуального насилия.

Особенно большое количество сексуального насилия совершается в отношении несовершеннолетних заключенных, но и молодые люди вне пенитенциарных заведений тоже находятся в зоне риска.

Недавно проведенное исследование среди молодых людей позволило сделать поразительный вывод: 48% тех людей, которые сами сообщают о совершении ими изнасилования или о попытке изнасилования, это девушки в возрасте 18-19 лет.

Профессионалы в области психического здоровья, социальные работники и представители уголовной юстиции часто приуменьшают значение совершаемых женщинами правонарушений.

Но, на самом деле, жертвы совершенного женщинами сексуального насилия страдают от эмоциональной и психологической травмы в той же мере, как и жертвы совершенного мужчинами сексуального насилия.

А если профессионалы отказываются серьезно рассматривать вопрос о совершаемых женщинами преступлениях сексуального характера, то это лишь усугубляет страдания жертв и минимизирует причиненный им ущерб.

Исследователи также обнаружили, что часто женщины, совершающие преступления сексуального характера, сами прежде становились жертвами сексуального насилия.

Женщины, совершающие такого рода поступки, скорее всего, имеют у себя за плечами длинную историю сексуального насилия, а также больше совершенных противоправных действий и в более раннем возрасте, тем те люди, которые совершают другие преступления.

Некоторые женщины совершают противоправные действия сексуального характера вместе со склонными к насилию мужчинами. Подобного рода примеры основанного на гендерном принципе насилия нужно хорошо понимать для того, чтобы установить контакт с находящимися в непростой ситуации женщинами, причиняющими ущерб другим людям.

Чтобы разобраться с проблемой сексуального насилия, мы должны рассматривать все ее сложные аспекты, и это требует внимательного отношения ко всем жертвам и преступникам, независимо от их пола.

Такого рода инклюзивный подход не может и не должен реализовываться за счет внимательного гендерного подхода, при котором учитываются особенности воздействия гендерных норм на женщин и мужчин различными или диспропорциональными способами.

Совершаемое мужчинами сексуальные насилие в конечном итоге стало достоянием общественности после многих веков отрицания и безразличного отношения, и произошло это благодаря защитникам прав женщин и движению против изнасилований. Внимание по отношению к жертвам сексуального насилия, совершаемого женщинами, должно восприниматься как необходимый следующий шаг в отношении расширения и продолжения этого важного наследия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/social/20171023/240591584.html

Сексуальное насилие в России: Цифры и факты

The Village c помощью социологов и экспертов узнал, как часто люди в России становятся жертвами сексуального насилия

Читайте также:  Статистика аферистов: популярные схемы жуликов и их разоблачение

В начале июля украинская журналистка Анастасия Мельниченко запустила в Facebook акцию #яНеБоюсьСказати (или #ЯНебоюсьСказать), в рамках которой призвала женщин не бояться рассказать о насилии, с которым они сталкивались на протяжении жизни.

Сотни историй совершенно разных людей — как женщин, так и мужчин, — в той или иной мере столкнувшихся с ситуациями, о которых в нашем обществе принято молчать, вызвали совершенно различные реакции: от поддержки до непонимания, а иногда даже осуждения.

С помощью социологов и экспертов The Village разобрался, как часто люди в нашей страны сталкиваются с проявлениями сексуального насилия, как оно регламентировано юридически и почему существует такая разница между официальной и неофициальной статистикой.

Как часто люди становятся жертвами сексуального насилия?

По данным Федеральной службы государственной статистики, в 2015 году в России зарегистрировано 3 900 преступлений категории «насилование и покушение на изнасилование». При этом обвинительных приговоров за этот же период вынесено 2 700.

А по неофициальным данным, в прошлом году изнасилованию подверглись порядка 10 тысяч человек.

Согласно информации социологов, чаще всего пострадавшими становятся люди в возрасте от 15 до 27 лет, однако официально подтвердить эти данные довольно сложно.

  • Всего зарегистрировано случаев изнасилованияи покушения на него
  • в 2015 году — 3 900, в 2014 году — 4 200, в 2013 году — 4 200
  • Число осуждённых
  • в 2015 году — 2 700, в 2014 году — 2 900, в 2013 году — 2 900

Почему такая разница между официальной и неофициальной статистикой?

Во-первых, далеко не все пострадавшие обращаются в полицию: согласно статистике, которую собрали сотрудники центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры», это делают лишь 10–12 % жертв.

Так происходит по разным причинам: кто-то стыдится и винит в случившемся себя, а кто-то боится осуждения общества. Во-вторых, по данным центра, правоохранительные органы принимают заявление только у каждой пятой обратившейся.

И наконец, в-третьих, только в одном случае из трёх удаётся добиться возбуждения уголовного дела.

Как юридически регламентировано сексуальное насилие?

В Уголовном кодексе РФ сексуальному насилию отведено четыре статьи: 131 «Изнасилование», 132 «Насильственные действия сексуального характера», 133 «Понуждение к действиям сексуального характера» и 134 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». Тем не менее никак не зарегламентирована ответственность за эксгибиционизм, харассмент и другие виды сексуального насилия.

Почему правоохранительные органы могут не принять заявление об изнасиловании?

Делами об изнасиловании занимается Следственный комитет, но можно обратиться и в ближайшее отделение полиции, куда должны будут вызвать следователей из СК. Потерпевшей или потерпевшему необходимо дать показания, написать заявление и получить уведомление о его получении, а также пройти медицинскую экспертизу.

Изнасилование относится к той категории преступлений, которые, как правило, осуществляются без свидетелей. Поэтому единственное, на что может в дальнейшем опереться обвинение, — медицинская экспертиза. Большинство пострадавших находятся в состоянии шока после произошедшего и в первую очередь идут в душ, что затрудняет медицинское освидетельствование.

Также влияет и скорость обращения в правоохранительные органы — в идеале это нужно сделать незамедлительно. На практике всё сложнее. Ведь изнасилование довольно часто совершают близкие или знакомые люди, поэтому жертве сексуального насилия требуется время, чтобы осознать случившееся.

Немаловажным фактором является поведение сотрудников полиции и Следственного комитета, которые часто не верят пострадавшей или пострадавшему, и если не обвиняют человека в случившемся, то отговаривают его от написания заявления. Именно поэтому важно как можно раньше получить профессиональную психологическую помощь.

Как часто выносят обвинительные приговоры по делам об изнасиловании?

Самое сложное — добиться возбуждения уголовного дела. Если сделать это удалось, то в подавляющем большинстве случаев будет вынесен обвинительный приговор.

Что касается самой статьи об изнасиловании, то одни юристы отмечают, что она фактически вынуждает пострадавшую или пострадавшего доказывать факт физического сопротивления, тогда как изнасилование — это не про сопротивление, а про отсутствие согласия на секс.

Другие говорят о проблемах в правоприменении и необходимости обучения сотрудников правоохранительных органов более человечной работе с пострадавшими.

Как помочь пострадавшему от сексуального насилия?

Подробнее об этом читайте в нашем отдельном материале.

Благодарим за помощь в подготовке материала юристов Мари Давтян и Глеба Глинку

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/situation/240689-govorit-o-nasilii

Количество изнасилований в России за три года снизилось на 26%

В МВД России предоставили News.ru эксклюзивные данные о количестве случаев изнасилований и покушений на изнасилование в России. За последние три года число таких случаев сократилось на 26%. Так, с января по май 2019 года было зарегистрировано 1245 подобных инцидентов. А за аналогичный период 2016-го — 1683 случая.

Недобровольный сексуальный контакт сегодня квалифицируется по статье № 131 УК РФ. За такое преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трёх до шести лет. Попытка изнасилования квалифицируется по статье № 30 УК РФ «Приготовление к преступлению и покушение на преступление». Наказание за такой проступок — до трёх лет лишения свободы.

Глава Московского профсоюза полиции Михаил Пашкин считает нецелесообразным объединять два разных вида преступления в один пункт. Так как остаётся неясным, сколько было попыток изнасилования, а сколько — завершённых половых контактов.

Возникает миллион вопросов. Может быть, попыток стало меньше, а число самих преступлений увеличилось. А может — наоборот. Эта статистика доверия у меня не вызывает. Она выглядит как попытка скрыть реальные данные. Нужно отделять мух от котлет.

По мнению Пашкина, в реальности попыток изнасилования может быть ещё больше. Явные признаки, например, разорванное платье, синяки и ссадины встречаются не всегда. Часто женщина успевает убежать от обидчика раньше. Тогда доказать что-либо становится почти невозможно.

Полковник милиции в отставке, член Московской коллегии адвокатов Евгений Черноусов в беседе с News.ru допустил, что количество регистрируемых в правоохранительных органах изнасилований и их попыток сокращается. Но это не значит, что самих преступлений становится меньше.

Пострадавшие женщины стали реже обращаться в полицию. Они договариваются о денежной компенсации с насильником. Иногда даже родственники одной стороны договариваются с родственниками другой стороны. Такая тенденция наметилась в последние пять лет.

Он отметил, что она связана с общим недоверием к правоохранительным органам. Люди стремятся решить свои проблемы тет-а-тет, без участия государства.

По официальным данным МВД, из 1245 изнасилований, совершённых за первые шесть месяцев 2019 года, только 114 произошли в общественном месте — на улице, дороге, вне населённых пунктов. Изнасилование в транспорте случилось только одно. Остальные 1131 произошли в необщественных местах — квартирах, частных домовладениях.

Эту информацию подтверждает психолог Центра помощи жертвам насилия «Ветка ивы» Клавдия Никитина. Около 80% изнасилований случается дома, а совершают их близкие родственники или знакомые жертвы. Нападение на тёмной улице — достаточно редкое явление.

Типичная ситуация — у женщины есть хороший друг, ей кажется, что она его знает. Спустя три года вдруг он на неё набрасывается. Она не будет отбиваться от него так же, как от малознакомого человека. Скорее всего, она «прогнётся» и сама для себя до конца не решит, было это насилие или нет. А насилие было.

Такие случаи ни в какую статистику МВД не попадают. Эксперт приводит данные — только одна из 10 жертв сексуального насилия подаёт заявление в правоохранительные органы.

Часто люди, которые сталкиваются с насилием во взрослом возрасте, переживали его в детстве. В раннем возрасте, как и во взрослом, чаще насильниками становятся близкие родственники: отец, дядя, брат, дедушка.

Самое ужасное, что ребёнок может долгое время не понимать, что с ним происходит, и считать это нормой. Такие люди вырастают потенциальными жертвами. Они, сами того не замечая, провоцируют и приманивают насильников.

Также у них возникают проблемы в сексуальной сфере и с построением близких отношений.

Источник: https://news.ru/health/iznasilovanie-prestupleniya-kriminal/

Насилие над женщинами: почему реальная статистика страшнее

Изучение данных по уровню насилия сопряжено с рядом проблем, поэтому возникает вопрос, насколько правдива полученная статистика?

Насилие над женщинами красной нитью проходит сквозь всю культурную историю человечества, но долгое время эта проблема не поднималась в обществе ввиду различных запретов и деликатности этой темы. Лишь в 1979 году ООН была принята Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации по отношению к женщинам.

«Насилие в отношении женщин является одним из препятствий на пути достижения равенства, развития и мира», — эти слова взяты из Декларации об искоренении насилия в отношении женщин, принятой 20 декабря 1993 года во время проведения Всемирной конференции по правам человека.

В Декларации признавалось, что насилие в отношении женщин сложилось исторически, более того — насилие является распространенным по всему миру социальным механизмом, заставляющим женщин занимать подчиненное положение.

Декларация призывала приложить все усилия по борьбе с дискриминацией женщин.

Для оценки уровня насилия над женщинами в мировом масштабе был проведен статистический анализ более, чем в 70 странах, охватывающий различные группы женщин и виды насилия, которым они подвергались — физическое, сексуальное, психологическое и экономическое насилие.

Цифры, полученные в результате проведенного глобального исследования, ужасают — 35% женщин подвергались физическому или сексуальному насилию, а ведь это каждая третья женщина в мире! Более того, до 38% убийств женщин в мире совершается их интимными партнерами мужского пола.

В зависимости от страны, статистика в отношении женщин, подвергающихся насилию, кардинально различается. Например, в Японии 15% женщин испытывали различные формы насилия, а вот в Эфиопии показатель гораздо более высокий — 70%. Особенно распространено гендерное насилие в развивающихся странах, связанное с культурными обычаями, крайне беспощадными по отношению к женщинам. Например, убийства из-за приданого и сожжение невест в Индии, Пакистане и Непале, похищение невест в Центральной Азии и на Кавказе. Кроме этого, в ряде африканских стран все еще сохраняется поражающий по своей жестокости и антигуманности обряд женского обрезания — по данным ВОЗ, более 130 миллионов женщин подвергались такой ужасающей процедуре.

Но не стоит думать, что гендерное насилие характерно исключительно для отдельных стран. Как признавалось в Декларации об искоренении насилия в отношении женщин, в «мире нет региона, страны и культуры, где женщинам была бы обеспечена свобода от насилия».

К несчастью, так и происходит — даже в развитых странах женщины все еще не застрахованы от гендерного насилия, что подтверждает статистика: в Германии 27,9% женщин становились жертвами насилия, недалеко ушла и Северная Америка, где уровень гендерного насилия достигает 28,9%.

Полученная статистика свидетельствует о широкомасштабном распространении гендерного насилия. И хотя эксперты максимально тщательно подошли к проведению опроса, принимая во внимание множество факторов и гарантируя безопасность опрашиваемым женщинам, остается проблема, которую очень сложно учесть.

Проблема заключается в том, что многие женщины боятся признать, что подвергались каким — либо формам насилия. Они боятся осуждения и травли не только со стороны общества, но и близких людей, поэтому крайне часто искалеченная женщина остается совершенно одна со своей травмой, в то время как насильник ходит на свободе.

Машина правосудия зачастую работает против жертвы — и без того травмированная женщина просто физически не способна перенести все процедуры следствия и допросы в духе «не пытаешься ли ты оклеветать честного невинного мужчину?».

Более того, не только тяготы судебного процесса заставляют жертв насилия молчать — в ряде стран действуют законы, из-за которых насилие становится практически невозможно доказать.

Например, в исламских странах, чтобы доказать факт изнасилования, женщина должна привести четырех мужчин — свидетелей процесса, в противном случае ей самой грозит судебное разбирательство по делу прелюбодеяния. Заявления о насилии часто не доходят до суда, поэтому местная статистика является очень заниженной.

Также женщины, подвергшиеся насилию, знают, что зачастую поддержки от общества не будет никакой — большинство людей будет уверено, что виновата жертва, что она спровоцировала насильника. Этот шлейф позора и осуждения будет тянуться за женщиной очень долгое время, нанося еще большие эмоциональные травмы.

Другим примером является Камбоджа, уровень гендерного насилия в которой невероятно высок — но женщины совершенно не доверяют уголовно — правовой системе.

Как оказалось, в 44,5% случаев изнасилования нет совершенно никакой реакции со стороны властей, хотя в стране есть законы против гендерного насилия, но, по всей видимости, они существуют только на бумаге, а в реальности женщины сталкиваются с противодействием со стороны властей.

Даже расходы, связанные с обращением в полицию, в Камбодже слишком высоки для того, чтоб женщины могли обратиться за помощью.

В Италии, согласно исследованиям, проведенным в 2006 году, целых 96% случая насилия со стороны непартнера не было заявлено в полицию, и так и осталось в тени, что свидетельствует о том, что жертвы боятся говорить о том, что с ними произошло и идти в органы правопорядка.

Все вышеперечисленное свидетельствует о том, вместо поддержки, вместо адекватной работы правоохранительных органов, женщина получает лишь новые препятствия, которые тяжело преодолеть в одиночку, особенно с учетом того, в каком тяжелом психологическом состоянии находится женщина, пережившая насилие.

Экономическая нестабильность, угрозы мести, расправы от насильника, осуждение общества — все это крючки, заставляющие жертв насилия молчать. Из-за этого статистика, особенно местная, чудовищно искажается.

Может оказаться так, что в отдельно взятой стране, особенно где женщины находятся в более подчиненном положении, статистика ниже, чем в другой стране, просто потому, что в первой стране женщины боятся говорить о том, что с ними произошло, зная, что справедливости будет добиться очень тяжело.

Тем не менее, статистика, полученная ВОЗ и ООН в результате проведенного крупномасштабного исследования, свидетельствует о многом.

Насилие, начиная от оскорблений и угроз и заканчивая физической расправой, многолико и распространено повсеместно — и эту проблему можно решить только масштабной работой на всех уровнях, как государственном, так и культурном. Насилие по признаку пола должно стать абсолютно неприемлемым в развитом обществе.

Сообщение Насилие над женщинами: почему реальная статистика страшнее появились сначала на Умная.

Источник: https://woman.rambler.ru/other/41551665-nasilie-nad-zhenschinami-pochemu-realnaya-statistika-strashnee/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector