Статистика кгб: показатели деятельности органов госбезопасности

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасности

Дата 20 декабря для проведения этого праздника была выбрана не случайно. Именно в этот день, в 1917 году, Совет народных комиссаров РСФСР издал свой Декрет об образовании Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК) при СНК РСФСР для борьбы с контрреволюцией и саботажем в Советской России. 

Первым председателем ВЧК стал Феликс Эдмундович Дзержинский.

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасности

  • Вся история отечественных спецслужб непосредственно связана со всей историей России, всеми ее славными и трагическими событиями.
  • Еще ни одно государство в мире не обходилось без разведки, контрразведки, других специальных служб.

История органов безопасности:

Приказ тайных дел (1654)

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасности

ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ДЕЛ — особая канцелярия, созданная в 1654 году царем Алексеем Михайловичем. Эта спецслужба начала работать параллельно с Посольским приказом. Она взяла на себя все разведывательные функции. Таким образом, впервые было предпринято структурное разделение дипломатии и разведки. В регулярную практику секретной переписки вводятся секретные шифры.

Приказ тайных дел или тайный приказ — один из приказов в Московском государстве, который был, с одной стороны, личной канцелярией Царя, с другой — учреждением, в которое передавались дела из прочих приказов по указу Царя. Ему был подчинён Дворцовый приказ. Был упразднён по смерти Алексея Михайловича. Некоторыми исследователями рассматривается как первая институализированная специальная служба в России.

Данный приказ не был подчинен Боярской Думе и все вопросы решаются в обход её мнения.

В нём заседали дьяк и человек 10 подьячих (по данным Григория Карповича Котошихина и относится только к времени его пребывания в Москве, то есть 1664—1665 гг.).

Бояре и думные люди не входили в состав приказа, так как он был учреждён главным образом для наблюдения за их деятельностью.

Подьячие приказа тайных дел посылались с послами в разные государства и на посольские съезды, а также вместе с воеводами на войну. Они должны были следить за действиями послов и воевод и обо всем доносить государю. Послы поэтому всегда старались подкупать подьячих, чтобы расположить их в свою пользу.

В Приказе тайных дел производились следствия по важнейшим государственным делам, например по выпуску фальшивой монеты, делу патриарха Никона и т. п., ведались гранатного дела мастера, гранатное дело и заводы.

В ведении этого же приказа состояла любимая царская потеха — птицы, кречеты и ястребы с особым штатом для их ловли и обучения, а также голубятни, в которых было более 100 тысяч голубиных гнёзд для корма хищных птиц.

Приказ тайных дел был уничтожен в самом начале царствования Фёдора Алексеевича.

Преображенский приказ (1686)

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасности

  1. ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ ПРИКАЗ — организация, созданная Петром I в 1686 в подмосковном селе Преображенском для управления Преображенским и Семеновским полками для борьбы с внутренними врагами государства (контрразведка).
  2. В основном использовался царём в борьбе за власть против царевны Софьи.

Известным ограничением функций Преображенского приказа было учреждение Тайной канцелярии (1718—26), которая рассматривала дела чрезвычайной важности (дело царевича Алексея и др.). Деятельность П. п. была направлена на подавление антикрепостнических выступлений народа (до 70% всех дел), борьбу с противниками преобразований Петра I.

Квартирмейстерская служба (1698)

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасности

Впервые в России о квартирмейстерских чинах упоминается в Уставе 1698 года. Тогда им были введены полковые квартирмейстеры (сотрудники специальной службы). В 1701 году Петр I утвердил должность генерал-квартирмейстера. Эту должность занял князь А. Ф. Шаховской. Но лишь в 1716 году разведывательная работа приобретает правовую основу. В новом петровском воинском уставе разведка подчиняется генерал-квартирмейстерской службе.

При учреждении Екатериной II в 1763 году Генерального штаба в его состав, как одно из важных подразделений, вошла генерал-квартирмейстерская служба.

Генерал-квартирмейстер – лицо, заведующее офицерами Генерального штаба и специальною службою. В 1810 году военный министр М. Б.

Барклай-де-Толли впервые вводит в практику институт военных агентов в посольствах Российской империи в ряде европейских стран.

В обязанности военных агентов входило ведение агентурной и разведывательной работы. Таким образом, сбор секретной военно-политической информации за рубежом ставится на профессиональную основу. Одновременно внешнюю разведку продолжает вести, правда на уровне разовых ответственных поручений, Министерство иностранных дел.

В 1856 году Александр II утверждает первую в истории российской разведки Инструкцию о работе военных агентов. Функции внешней разведки все больше становятся основополагающими в работе военного ведомства. Главную роль здесь сыграло поражение России в Крымской войне.

В 1865 году должность генерал-квартирмейстера была упразднена.

Корпус офицеров спецслужбы Генерального штаба был в то время непосредственно подчинен начальнику Главного штаба. С 1892 года должность генерал-квартирмейстера снова введена, но только в ряде военных округов, а с 1890 года и в Главном штабе.

В его функции входила подготовительная работа по ведению военных действий и обороне государства. В 1905 году военная ситуация повторилась (Крымская война – русско-японская война).

Это привело к новой реорганизации всей разведывательной и контрразведывательной работы российских спецслужб.

В дальнейшем вся подготовка профессиональных разведчиков возлагается на Генеральный штаб, который вводит в свою программу специальный курс тайной разведки. В канун Первой мировой войны 1914–1917 годов в российской разведке были проведены существенные преобразования. Из состава Главного штаба было выделено Главное управление (ГУ) Генерального штаба (ГШ).

В нем и было сосредоточено руководство военной разведкой. Конкретно же руководил разведкой с 1910 года отдел генерал-квартирмейстера (ОГЕНКВАР) Главного управления Генерального штаба. С началом войны в действующую армию была переведена значительная часть офицеров ОГЕНКВАРа. В ходе боевых действий организация разведки совершенствовалась с учетом приобретаемого опыта.

К началу 1917 года агентурная сеть военной разведки четко разделилась с учетом выполняемых задач. Сформировавшись как действенный инструмент государственного и военного механизма, русская разведка у концу лета того же года не смогла полностью реализовать своих возможностей. Наступавшая новая эпоха требовала изменения всей системы разведки и контрразведки.

Старое правительство уже ничего не могло сделать, новое еще должно было родиться.

Коллегия иностранных дел (1718)

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасности

Один из органов государственного управления. Создана наряду с другими, заменившими приказы в 1717–1721 годах Петром I. По сенатскому указу от 31 августа 1719 года коллегии вменялось в обязанность вести регистрацию всех иностранцев, приезжающих в Российскую империю, а также выдача паспортов гражданам России, отъезжающим за границу для дипломатической, торговой работы, учебы.

Коллегия постоянно собирала все сведения об иностранцах. В июне 1718 года ей вменялось в обязанность тайное прочтение (перлюстрация) всех писем, поступающих из-за границы.

Коллегия иностранных дел была образована в 1718 году из посольского приказа, в русле Петровских преобразований. В 1720 году получила особый регламент.

Источник: https://cont.ws/post/796431

Кто, когда и зачем придумал Комитет государственной безопасности

13 марта 1954 года создан КГБ СССР — самая знаменитая советская спецслужба, просуществовавшая дольше всех своих предшественниц.

Комитет государственной безопасности СССР считался одной из самых могущественных и эффективных спецслужб в мире.

Он просуществовал дольше любого другого своего предшественника, в том числе НКВД и НКГБ.

И хотя идея создания структуры предусматривала совершенно иной расклад сил, КГБ стал самой, пожалуй, влиятельной спецслужбой Советского Союза, и самое главное – символом мощи послевоенного СССР.

Чтобы понять, почему именно КГБ СССР сумел просуществовать дольше всех своих предшественников, нужно совершить короткий экскурс в историю советских политических спецслужб.

Ведь несмотря на то, что Комитет госбезопасности имел в своей структуре и органы внешней разведки (знаменитое Первое главное управление), основной его задачей была контрразведка и охрана страны, так сказать, изнутри.

А это, как ни крути, вопрос прежде всего политический.

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасностиФеликс Дзержинский (в центре) с членами коллегии ВЧК при Совнаркоме РСФСР, 1918-1919 гг. Источник: http://rgvarchive.ru

От ВЧК до ОГПУ

С этой точки зрения КГБ СССР прямой наследник Всероссийской чрезвычайной комиссии, созданной 20 декабря 1917 года. Именно этот день сейчас официально отмечается как День работника органов безопасности России, он и неофициально всегда был днём чекиста.

Важнейшей задачей ВЧК была защита государственной безопасности РСФСР. Это еще одно пересечение.

Наконец, есть пересечение и чисто структурное: Всероссийская чрезвычайная комиссия была органом при Совнаркоме, первом советском правительстве, и точно так же КГБ существовал при Совете министров СССР.

Это положение резко поменялось после 1922 года, когда в связи с ликвидацией ВЧК чекисты перешли во вновь созданную структуру – Главное политическое управление при Наркомате внутренних дел РСФСР.

Фактически это стало понижением статуса спецслужбы: из самостоятельной структуры она превратилась в часть наркомата, пусть и наделенную немалыми полномочиями.

Задачи у новосозданного управления остались прежними: борьба с контрреволюционерами и саботажниками, контрразведка и охрана путей сообщения, охрана госграницы и «выполнение специальных поручений Президиума ВЦИК или СНК по охране революционного порядка».

ГПУ можно считать своего рода «антирекордсменом» КГБ: меньше, чем она — полтора года — не существовала ни одна другая ипостась советских политических спецслужб. 15 ноября 1923 года ГПУ превратилось в Объединенное главное политическое управление НКВД СССР.

Формальная причина реорганизации — появление Советского Союза как объединения четырех советских республик: РСФСР, Закавказской федеративной, Украинской и Белорусской. Отсюда и эпитет «объединенная» в названии спецслужбы.

Зато ОГПУ резко повысила свой статус, перестав быть «при НКВД» и став «при Совнаркоме», подобно ВЧК до него и КГБ – после.

Это и неудивительно, ведь оно и создавалось «в целях объединения революционных усилий союзных республик по борьбе с политической и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом», то есть фактически для выполнения всех контрразведывательных функций и обеспечения госбезопасности.

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасностиБудущий руководитель СССР Никита Хрущев (слева) и будущий первый глава КГБ СССР Иван Серов были давними друзьями. На фото: Хрущев и Серов во Львове, 1945. Источник: https://wordpress.com

В новом статусе ОГПУ просуществовал одиннадцать лет. Все изменилось, когда было принято решение о создании союзного НКВД, базой для которого стал наркомат внутренних дел РСФСР.

Тогда Совнарком решил вернуться к прежней системе подчиненности государственной политической спецслужбы, и в 1934 году одновременно с появлением НКВД Советского Союза влил в него ОГПУ, превратившееся в Главное управление государственной безопасности – ГУГБ.

Самое главное управление НКВД

Примечательно, что только в 1934 году, спустя почти два десятка лет после формирования советской спецслужбы, занимающейся вопросами государственной безопасности, в ее названии появилось само это словосочетание.

Но зато с того момента и до самого конца существования Советского Союза органы госбезопасности назывались именно так, в полном соответствии со своей задачей – обеспечением безопасности государства, прежде всего политической и контрразведывательной.

Статус ГУГБ НКВД СССР, несмотря на официальную подчиненность наркомату внутренних дел, был очень высок, а деятельность его сотрудников – наиболее заметной и знаменитой.

Неслучайно система персональных званий, установленных для сотрудников этого главка, была совершенно особой: фактически они на две ступени обгоняли армейские звания, поэтому сержант госбезопасности был равен лейтенанту РККА, а майор госбезопасности – полковнику.

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасностиПредседатель Президиума Верховного совета СССР Клим Ворошилов (справа) был одним из тех, кто инициировал создание КГБ СССР и поддержал кандидатуру его первого председателя — Ивана Серова (слева).

Источник: https://www.sovsekretno.ru

Вероятно, особый статус ГУГБ и та роль, которую он играл во внутриполитической жизни страны, привели к тому, что со второй половины 1930-х под самой аббревиатурой «НКВД» стали понимать в первую очередь главк госбезопасности.

Хотя в структуру наркомата входила, скажем, и советская милиция, которая до создания союзного наркомата внутренних дел была частью ОГПУ и вместе с ним влилась в новую государственную структуру.

Более того, мало кто помнит, что в НКВД того времени входили, например, не только милиция и госбезопасность, но и пограничные, внутренние и конвойные войска, управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений (ГУЛАГ) и пожарная охрана, но даже такие экзотические для этой структуры подразделения, как главное управление мер и весов и главное управление государственной съемки и картографии!

Читайте также:  Магазин бижутерии: основные нюансы бизнеса по продаже украшений

Долго такой многопрофильный наркомат существовать не мог: посторонние функции, как бы ни хотелось иного руководству НКВД, отвлекали от обеспечения госбезопасности.

Поэтому 3 февраля 1941 года Совнарком сделал то, что следовало сделать давным-давно: разделил один наркомат на два, выделив самостоятельный Наркомат государственной безопасности.

Так впервые в советской истории появилась самостоятельная структура, которая имела в своем названии слова «государственная безопасность» и подчинялась напрямую правительству, а не другому наркомату.

Госбезопасность меняет имя

Первый НКГБ СССР просуществовал недолго: начавшаяся вскоре Великая Отечественная война потребовала концентрации управления спецслужбами, и госбезопасность вернули в структуру НКВД.

Но через два года, когда Красная Армия начала неотвратимое наступление на запад, встал вопрос о том, кто будет обеспечивать госбезопасность на освобожденных территориях СССР и стран Восточной Европы.

Обе эти задачи 14 апреля 1943 года решением Политбюро ЦК ВКП (б) были возложены на воссозданный НКГБ СССР.

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасностиЗдание КГБ СССР на Лубянской площади в Москве, вторая половина 1950-х. Источник: http://nikolay-siya.livejournal.com

С 15 марта 1946 года НКГБ стал называться Министерством госбезопасности, получив новое имя в связи с преобразованием наркоматов в министерства. Руководить им назначили бывшего начальника СМЕРШ Виктора Абакумова.

Он быстро усилил свое министерство, отобрав у МВД пограничников, милицию и внутренние войска.

Взамен, правда, пришлось отдать внешнюю разведку: бывшее Первое главное управление вошло в структуру так называемого Комитета информации при Совмине СССР.

После ареста Виктора Абакумова в МГБ вернули внешнюю разведку, а смерть Иосифа Сталина привела к появлению последнего суперминистерства внутренних дел и госбезопасности.

Решение об объединении МВД и МГБ приняли на совместном заседании ЦК КПСС, Совета министров и Президиума Верховного Совета под руководством Лаврентия Берии непосредственно 3 марта 1953 года.

Бывший руководитель НКВД стремился воссоздать привычную ему структуру, и ему это удалось, но совсем ненадолго.

Кому поручили придумать КГБ СССР?

Ровно год просуществовало «объединенное» МВД СССР – до середины марта 1954 года.

К тому времени Лаврентий Берия уже был казнен, а на посту первого секретаря ЦК КПСС, то есть фактического руководителя Советского Союза, утвердился Никита Хрущев.

Судя по всему, у него-то и возникли опасения, что Министерство внутренних дел в его тогдашнем виде представляет определенную опасность для его власти.

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасностиЮрий Андропов (второй слева) пришел к руководству КГБ СССР при Никите Хрущеве (крайний слева) и смог со временем занять его место во главе Советского Союза. Источник: https://cont.ws

Выход нашелся простой. Было инициировано обращение из МВД с предложением выделить из него оперативно-чекистские управления и отделы в самостоятельное ведомство. Автором записки, которая поступила в ЦК КПСС 4 февраля 1954 года, стал тогдашний глава министерства Сергей Круглов – бывший заместитель Лаврентия Берии.

Судя по всему, важнейшей задачей, которая стояла перед Кругловым, как раз и было реформирование МВД таким образом, чтобы исключить его широкое влияние на внутреннюю политику в Советском Союзе.

Сделать это можно было лишь одним способом: разделением МВД на две структуры, одна из которых сохранила бы функции министерства внутренних дел, а вторая – стала бы отвечать за госбезопасность. Предполагалось и масштабное сокращение обеих. Именно такое предложение и содержалось в докладной записке Сергея Круглова.

Документ дошел до ЦК КПСС и был утвержден уже 8 февраля 1954 года. Бывший подчиненный Берии уже в 1956 году был снят с должности и вскоре уволен на пенсию.

Тем временем процесс создания новой структуры по обеспечению государственной безопасности набирал обороты. Указ Президиума Верховного Совета СССР о создании новой спецслужбы появился на свет 15 марта 1954 года.

В этом документе впервые официально приводилось и название новой структуры – Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР.

Примечательно, что формально автором этого названия тоже был глава МВД Сергей Круглов, который предлагал назвать спецслужбу Комитетом по делам государственной безопасности при Совете Министров СССР. Но безвольное «по делам» решили убрать из названия, и так на свет появился КГБ СССР.

Статистика КГБ: показатели деятельности органов госбезопасностиВадим Бакатин — последний председатель КГБ СССР, занимавший этот пост с 29 августа по 3 декабря 1991 года. Источник: https://commons.wikimedia.org

Первым председателем КГБ стал генерал-полковник Иван Серов – первый заместитель Сергея Круглова и давний доверенный друг Хрущева.

В его руках оказалась структура, которая, как гласило «Положение о Комитете государственной безопасности при Совете Министров СССР и его органах на местах», опубликованное пять лет спустя после создания самого КГБ, создавалась «на правах союзно-республиканского министерства».

А для выполнения своих функций КГБ получал право иметь «свои органы в союзных и автономных республиках, краях, областях, отдельных городах и районах, военных округах, соединениях и частях Советской Армии, на флотах и флотилиях Военно-морского Флота, в войсках МВД, на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, а также пограничные и специальные войска». Фактически в Советском Союзе появилась структура, обладавшая широкими полномочиями в деле обеспечения внешней и внутренней безопасности государства и строго подчиненная даже не столько правительству, сколько руководству КПСС.

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/kto-koghda-i-zachiem-pridumal-komitiet-ghosudarstviennoi-biezopasnosti

«Сухой остаток»

Мы поставили обоснованную точку на дате 22 октября 1991 г. поскольку в этот день решением Госсовета, возглавлявшегося М.С. Горбачевым КГБ СССР прекратил свое существование.

Новый председатель призванной заместить ликвидированный КГБ Межреспубликанской службы безопасности В.В. Бакатин объявил целью своей деятельности «изживание чекизма».

Поскольку, по его мнению, КГБ «представлял угрозу обществу не только как репрессивный механизм»^?), но и как «источник информации, на основании которой принимались решения высшего государственного руководства»[1].

Видимо, Бакатин просто не успел понять, что именно таково назначение любой спецслужбы мира. Неприязнь «чекизма», дилетантская предубежденность бывшего секретаря обкома КПСС, наложили отпечаток не только на восприятие им функций и задач нового ведомства, но и на отношение к нему кадровых сотрудников органов госбезопасности.

В то же самое время в программном выступлении в Конгрессе США при утверждении его кандидатуры на пост директора ЦРУ Роберт Гейтс заявлял:

— Разведка становится во все возрастающей степени центральным фактором в формировании американской внешней политики… Самым важным является то, что возрастает роль разведки как единственной организации в системе американской администрации, которая смотрит вперед, можно сказать, «разведывает будущее». Разведка значительно опережает другие ведомства США в оценках и определении проблем, с которыми США столкнутся через 5-10 лет и даже в XXI столетии[2].

Но на этом чехарда и неразбериха в сфере обеспечения безопасности формально еще продолжавшего существовать СССР не прекратилась.

Указом президента России от 26 ноября 1991 г. № 233 КГБ РСФСР был преобразован в Агентство федеральной безопасности (АФБ), но уже 19 декабря Б.Н. Ельцин подписал указ об образовании Министерства безопасности и внутренних дел (МБВД), реализовав, тем самым давнее стремление Бакатина.

Но и этот указ остался нереализованным: уже 22 января 1992 г. Конституционным Судом РСФСР он был признан не соответствующим Конституции, в связи с чем указом президента России 24 января было образовано Министерство безопасности РСФСР (МБ РФ)[3].

Подобное «реформирование», многочисленные организационные изменения с выведением сотрудников «за штат» реально вели к приостановке дел и проведения мероприятий, потере оперативных позиций, времени и возможностей. Короче говоря, создали весьма комфортные условия для работы реальных противников нашего государства, нашей страны.

  • Оперативные базы не только ЦРУ США, но и спецслужб других государств мира появились и включились в активную работу по сбору информации о происходящих в нашей стране процессах не только в столицах восточноевропейских государств, но и в столицах бывших союзных республик Советского Союза.
  • Однако завершая рассмотрение истории КГБ СССР нам представляется необходимым остановится еще на нескольких вопросах: попробовать подвести некоторые итоги, сделать некоторые выводы, представляемые на суд читателей.
  • По-видимому, и сегодня актуален вопрос о том, а что думали о Комитете государственной безопасности его современники?
  • Особенно в свете ранее отмеченной нами информационно-пропагандистской кампании, направленной, по мнению одних, на «разоблачение преступной деятельности КГБ», а по мнению других — на дискредитацию органов безопасности СССР.
  • Понятно, что окончательно ответить на этот вопрос можно, только опираясь на реальные, конкретные факты.
  • И одним из таких конкретных фактов является мнение населения СССР о деятельности КГБ.
  • Представление о нем, «фотографию» его состояния на конкретный момент времени дают результаты репрезентативного социологического опроса на тему «Общественное мнения о службе государственной безопасности», проведенного Институтом социологии Академии наук СССР по заказу Межреспубликанской службы безопасности.
  • Опрос этот проводился в декабре 1991 — январе 1992 года и всего в ходе него вопросы задавались 1 530 гражданам 9 бывших союзных республик СССР[4].
  • По мнению большинства опрошенных, сотрудник КГБ — это прежде всего профессионал (64 % ответов респондентов), умный (52 %), сильный (46 %) человек долга (45 %).

В то же время около 30 % респондентов считали, что они лично, либо их родственники пострадали в разные годы от действий органов НКВД-МГБ-КГБ. Мы еще возвратимся к возможным вариантам интерпретации этого показателя.

При этом 25 % опрошенных полагали, что и они сами «находились под наблюдением КГБ». При всей очевидной абсурдности этой цифры, что будет показано далее, тем не менее, подобные мнения также являлись характеристикой массового общественного сознания того времени.

И если 17,9 % опрошенных считали, что деятельность органов госбезопасности СССР с 1917 г. принесла стране в основном пользу, то противоположного мнения придерживались 33,6 % респондентов.

  1. Однако, как нетрудно заметить, почти половина респондентов не имела собственного определенного мнения по этому вопросу, затруднившись с ответом на него.
  2. Примечателен и тот факт, что 22 % тех, кто считал себя пострадавшим от действий КГБ, оценивали деятельность органов госбезопасности в целом положительно.
  3. По мнению опрошенных, приоритетными для деятельности преемников КГБ должны были стать:
  4. — борьба с мафией, наркобизнесом, терроризмом (82 % ответов);
  5. — охрана военных объектов и государственных секретов (75 %);
  6. — противодействие вооруженному захвату власти (73 %).
  7. В то же время 40 % опрошенных считали, новые органы госбезопасности страны должны были бороться с идеологическими диверсиями спецслужб иностранных государств.
  8. При этом 34 % респондентов полагали, что деятельность иностранных спецслужб представляет большую угрозу для их страны, а 33 % из них были уверены, что «западные спецслужбы ставят подрывные задачи по отношению к странам СНГ», а 16 % полагали, что «страна находится во враждебном окружении».

Руководитель цитируемого исследования профессор О.В. Крыштановская считала, что последние из приведенных суждений и оценок респондентов — это проявление остатков «оборонного сознания», внушавшегося населению страны официальной пропагандой.

  • На наш же взгляд, они скорее отражали серьезные реалии геополитических отношений в мире, о справедливости которых свидетельствую многие последующие события в нашей стране и за ее пределами.
  • Пришло время дать ответы и на другие вопросы, муссировавшиеся в СМИ противниками органов госбезопасности в годы перестройки.
  • Прежде всего это касается численности сотрудников КГБ СССР.

Один из «видных» отечественных «экспертов по КГБ» Е.М. Альбац указывала, что «по западным источникам, численность сотрудников КГБ колеблется от 400 до 700 тысяч сотрудников».

Мы уже приводили округленную цифру, озвученную Бакати-ным на заседании Госсовета.

Наконец, из мемуаров «последнего председателя» КГБ стало известно, что в 1991 г. численность сотрудников КГБ составляла около 480 тысяч человек.

При этом 180 тысяч сотрудников КГБ являлись офицерами, и 90 сотрудников работали в КГБ союзных республик Союза ССР.

Всего же численность оперативного состава КГБ СССР на рубеже 90-х годов прошлого века, по нашим подсчетам, не превышала 70–80 тысяч человек.

Уточним, что для сравнения Е.М. Альбац называла численность сотрудников ФБР США — 21 тысяча сотрудников. Но следует только уточнить, чего она не делала, — в штаб-квартире ведомства в Вашингтоне, не считая сотрудников еще более 400 отделений ФБР по стране.

Численность же «штаб-квартиры» Лубянки, без сотрудников ПГУ, была в 4 раза меньше[5].

Читайте также:  Оптимизация налогов: способы законного сокращения расходов

Добавим только, что из 480 тысяч сотрудников КГБ около 220 тысяч составляли военнослужащие погранвойск и еще около 50 тысяч — войск правительственной связи.

Помимо этого, в КГБ СССР в январе 1990 г. были переданы 103-я дивизия ВДВ и 75-я мотострелковая дивизия (мсд). Общая численность — 11 895 человек. В июне 1990 г. также КГБ были переданы 48-я мед и 27-я отдельная мотострелковая бригада (общая численность — 11 912 человек).

Общая численность приданных частей составляла 23 767 человек.

Таким образом, на все оперативные подразделения КГБ, вместе с разведкой, контрразведкой, радиоконтрразведкой, службой охраны, шифровально-дешифровальной службой и оперативнотехническими подразделениями, приходилось около 170 тысяч военнослужащих и лиц гражданского персонала.

При этом зарубежные исследователи Норман Полмер и Аллен Б. Томас указывали, что только с 1954 по 1989 г. при исполнении служебных обязанностей «по оказанию военно-технической помощи другим странам» в общей сложности погибли 572 сотрудника КГБ[6]. Не будем утверждать, что последняя цифра верна. Возможно, в действительности она намного больше.

11 октября 1991 г. Бакатин уточнял, что численность сотрудников территориальных управлений КГБ (помимо сотрудников особых отделов, отделений 9 управления (Службы охраны), подразделений и частей правительственной связи, 8-го Главного и 16, 15 управлений, пограничных подразделений) составляла 88 тысяч человек. 44 тысячи из них работали на территории РСФСР.

Ясно, что эти цифры, составлявшие государственную тайну, гораздо меньше, чем об этом домысливалось, говорилось и писалось в прессе.

Смехотворно заявление Е.М. Альбац о том, что, якобы численность только «спецназа КГБ, по американским данным, превышает 60 тысяч человек». У страха, как известно, глаза велики, и называвшаяся американским конгрессменам цифра «всего лишь» в 60 раз превышала реальную ситуацию.

Это однако было необходимо для поддержания мифа о «советской военной угрозе».

Альбац также указывала, что бюджет КГБ в 1991 г. составлял 4,9 млрд, рублей в марте, и 6,5 млрд, рублей в октябре того же года.

Для сравнения она также указывала бюджет разведсообще-ства США — 32 млрд, долларов, и бюджет ФБР — 1 млрд, долларов

По данным Комитета по разведке Конгресса США за октябрь 2006 г., на разведывательную деятельность этой страны тратилось 44 миллиарда долларов в год. Бюджет ЦРУ — 5 млрд, долларов, АНБ — 6–8 млрд., Национального управления космической разведки — 7 млрд., военной разведки — 1 млрд.

Согласно исследовательскому центру American Empire Project, бюджеты и численность личного состава большинства из 16 федеральных ведомств, входящих в разведывательное сообщество США, засекречены[7].

Только в ноябре 2006 г. тогдашний директор ЦРУ Джон Негро-понте заявил, что в целом национальную безопасность США в разведывательной сфере защищают около 100 американских граждан. Речь при этом идет о штатных, «кадровых» сотрудниках спецслужб США.

Коснемся и столь «деликатного» вопроса как численность негласных сотрудников КГБ.

Например, из отчета о деятельности КГБ при СМ СССР за 1968 г. следует, что весь агентурный аппарат насчитывал около 260 тысяч негласных сотрудников[8].

Позднее, со ссылкой на Бакатина, Е.М. Альбац называла цифру 400 тысяч негласных сотрудников КГБ в 1991 г.

Для сравнения она также указывала, что МГБ ГДР имело 180 тысяч агентов. Правда, умалчивая о том, что 38 тысяч из них являлись иностранными гражданами, проживавшими за пределами республики.

  1. А МВД Чехословакии располагало 140 тысячами агентов[9].
  2. Позволим себе отметить, что, вопреки широко распространенным мифам о, якобы, «тотальной слежке» КГБ за согражданами, в частности, подтверждаемыми ранее приводившимися данными социологического опроса, этого не было и не могло быть в действительности.
  3. В печати, правда, встречаются указания на то, что «по оценкам самого Андропова, «потенциально враждебный контингент» в СССР составлял 8,5 миллионов человек»[10].

Источник: https://military.wikireading.ru/13421

Сравнительная статистика осуждённых в 1921–1952 годы по политическим мотивам (по данным I спецотдела МВД СССР и КГБ СССР)

Годы По данным I спецотдела МВД СССР По данным КГБ СССР
всего из них к высшей мере всего из них к высшей мере
35 829 9 701 35 829 9 701
6 003 1 962 6 003 1 962
4 794 4 794
12 425 2 550 12 425 2 550
15 995 2 433 16 481 2 433
17 804 17 804
26 036 2 363 26 036 2 363
33 757 33 757
56 220 2 109 56 220 2 109
208 069 20 201 208 069 20 201
180 696 10 651 33 539 1 481
141 919 2 728 141 919 2 728
239 664 2 154 239 664 2 154
78 999 2 056 78 999 2 056
267 076 1 229 267 076 1 229
274 670 1 118 114 383 1 118
790 665 353 074 790 665 353 074
554 258 328 618 554 258 328 618
63 889 2 552 66 627 2 601
71 806 1 649 75 126 1 863
75 411 8 011 111 384 23 726
124 406 23 278 119 445 26 510
78 441 3 579 96 809 12 569
75 109 3 029 82 425 3 110
123 248 4 252 91 526 2 308
123 294 2 896 105 251 2 273
78 810 1 105 73 714
73 269 72 017
75 125 74 778
60 641 60 908
54 775 1 609 55 738 1 602
28 800 1 612 30 307 1 611
Всего за 1921–1952 гг. 4 051 903 799 257 3 753 490 815 579

В 1997 году В.В.Лунеев опубликовал погодовую статистику осуждённых политических, взятую из источника КГБ СССР (МБРФ, ФСБ РФ) (см.: Лунеев В.В. Преступность XX века. – М., 1997. С. 180). Это дало возможность составить сравнительную таблицу статистики осуждённых в 1921–1952 годы по политическим мотивам (с указанием числа приговорённых к расстрелу) по данным двух источников – I спецотдела МВД СССР и КГБ СССР (см. таблицу 3).

По 15-ти годам из 32-х соответствующие показатели этих двух источников в точности совпадают (включая 1937–1938 гг.); по остальным же 17-ти годам имеются расхождения, причины которых ещё предстоит выяснять.

Сравнительная статистика за 1921–1952 годы не лишена отдельных странных феноменов. Так, по учёту КГБ (ФСБ) за этот период осуждённых «контрреволюционеров» получается почти на 300 тыс.

меньше, чем по статистике I спецотдела МВД, а приговорённых к смертной казни в их составе – на 16,3 тыс. человек больше.

Конечно, основная причина такой ситуации кроется в данных за 1941 год, когда органы госбезопасности учли 23 726 приговорённых к высшей мере по политическим мотивам, а I спецотдел НКВД – только 8011.

Наибольшее расхождение в числе осуждённых по политическим мотивам зафиксировано в данных за 1931 год: 1 спецотдел их насчитал 180 696, а органы госбезопасности – лишь 33 539, т. е. разница в 147 157 человек. Мы скептически относимся к гипотезе, согласно которой органы госбезопасности якобы допустили «оплошность» и «забыли» поставить на свой учёт означенные 147 157 человек.

Дело, скорее, в другом. Из общего числа осуждённых по всем статьям Уголовного Кодекса в 1931 году сотрудники 1 спецотдела усматривали наличие политической подоплёки у 180 696 человек, а сотрудники органов госбезопасности – только у 33 539 человек.

Это, на наш взгляд, является одним из наглядных свидетельств очень высокой степени субъективизма, предвзятости и волюнтаризма в выявлении пресловутой «политической подоплёки», и при различных трактовках получился указанный разнобой в статистике. В данном случае даже трудно сказать – завышены ли данные 1 спецотдела или, напротив, занижены данные органов госбезопасности.

Во всяком случае, насколько нам известно, в статистике органов госбезопасности учтены все осуждённые в 1931 году участники подпольных антисоветских организаций и групп.

Тем не менее, важно, что, несмотря на указанные расхождения, показания этих двух источников за период 1920-х – начала 1950-х годов находятся в рамках одного масштаба.

В этой статистике особое место занимают два года (1937 и 1938), известные как годы Большого террора, когда наблюдался резкий взлёт (или скачок) масштаба политических репрессий. За эти два года было осуждено по обвинениям политического характера 1 млн. 345 тыс. человек, или 35% от общего их числа за период 1918–1990 годов.

Ещё более впечатляющая картина по статистике приговорённых к смертной казни из их числа. Всего за весь советский период их было 828 тыс., из них 682 тыс. (или свыше 82%) приходится на эти два года (1937–1938). На остальные 70 лет советского периода приходится в общей сложности 146 тыс. смертных приговоров по политическим мотивам, или менее 18%.

Общее количество осуждённых по политическим мотивам по учёту КГБ СССР за 1918–1990 годы (3 853 900 человек) подразделяется во времени на две неравные части: 3 815 721 – за 1918–1952 годы и 38 179 – за 1953–1990 годы. Если взять за 100% указанное общее число за 1918–1990 годы, то на период 1918–1952 годов приходится 99%, а на период 1953–1990 годов – 1%.

Излюбленным приёмом фальсификаторов, утверждающих, что данная статистика – «фальшивая», «фальсифицированная», «заниженная» и т. п.

, является следующий аргумент: часть политических осуждалась по уголовным статьям, которые якобы не учтены в ней, так как, дескать, учитывались только осуждённые по 58-й статье. Это неправда.

У органов госбезопасности не было такого формалистского подхода, и они ставили на свой учёт всех лиц, в действиях которых усматривалась политическая подоплёка (реальная или мнимая), независимо от того, осуждены ли они по политической 58-й статье или же по уголовным статьям.

Так что в указанную статистику органов госбезопасности (3 853 900 человек за 1918–1990 гг.) входят все осуждавшиеся по 58-й статье с добавлением тех осуждавшихся по уголовным статьям, в действиях которых усматривалась какая-то политическая подоплёка.

Попутно заметим: лживое утверждение о «непонимании» Земсковым того факта, что часть политических осуждалась по уголовным статьям, и, следовательно, публикуемая им статистика является «заниженной» и «недостоверной», активно используется фальсификаторами в закулисной дискредитации нашей скромной персоны.

В арсенале мошеннических приёмов фальсификаторов, подвизающихся на поприще «ниспровержения» публикуемой нами статистики, заметное место занимают клеветнические утверждения о «низком профессионализме» Земскова: дескать, он, Земсков, чего-то «не понимает», чего-то «не учитывает» и т. п.

В августе 2009 года одна из передач радиостанции «Эхо Москвы» специально была посвящена подобному «ниспровержению», и там основной аргумент звучал так: Земсков не является специалистом в области сравнительного источниковедения. Это просто чудовищная клевета.

На самом деле в кругу соответствующих специалистов мы имеем репутацию одного из лучших, не говоря уже о том, что в бытность нашу студентом истфака МГУ (1968–1974 гг.) по источниковедению у нас всегда были только отличные оценки (впрочем, как и по многим другим предметам, в результате чего в 1974 г.

мы окончили истфак МГУ с дипломом красного цвета).

Важно отметить, что со стороны крупных учёных в оценке результатов наших исследований принципиальной критики нет. Она в основном исходит из дилетантской и псевдонаучной среды.

В солидной же научной литературе (и в нашей стране, и за рубежом), в которой в той или иной мере затрагиваются проблемы политических репрессий, заключённых ГУЛАГа, спецпоселенцев, «кулацкой ссылки» и т. п.

, именно публикуемая нами статистика воспринимается как наиболее достоверная, с высоким индексом её цитирования и использования в соответствующих научных разработках.

Такое восприятие наших научных разработок является доминирующим в учёном историческом мире. Однако бывают и исключения. 18 апреля 2008 года на Ассоциации историков Второй мировой войны с докладом «Репрессии в 1930-е годы: новый взгляд» выступил доктор исторических наук Ю.Н.Жуков и сделал шокирующее аудиторию безответственное лженаучное заявление: «Статистики репрессий не существует.

Нет её». Это прозвучало как смертный приговор моей научной деятельности. Докладчик вскоре исчез, и мне потом долго пришлось втолковывать недоумевающим членам Ассоциации, что Ю.Н.Жуков в данном случае попался на удочку одного фальсификаторского приёма. В основе его лежит сочинённая А.В.

Читайте также:  Льготы и пособия многодетным семьям: виды поддержки

Антоновым-Овсеенко клеветническая басня о «двух статистиках» – «фальшивой», находящейся в государственном архиве (которую «подсунули» Земскову для публикации), и «достоверной», которую в государственный архив не передавали и «припрятали» где-то в МВД и КГБ.

Поскольку со временем становилось всё более очевидным, что «припрятанная» в МВД и КГБ (ФСБ) «подлинная» статистика – это всего лишь нелепая выдумка, что не существует никаких «двух статистик» и в государственном архиве хранится подлинная статистика (а именно её-то и публиковал Земсков), то в фальсификаторской среде родилась идея подкорректировать «концепцию» А.В.

Антонова-Овсеенко, а именно: сохранить в неизменности лживый тезис о том, что Земсков публиковал «фальшивую» статистику, а взамен легенды о «припрятанной» в МВД и ФСБ «подлинной» статистике заявить, что её, подлинной статистики, якобы вообще не существует.

Поскольку настоящая статья посвящена масштабам, то есть статистике политических репрессий, то в ней не ставится задача исследования их причин и мотивации. Но на одно обстоятельство мы всё же хотели бы обратить внимание, а именно: на роль И.В.Сталина в этом деле.

В последнее время раздаются голоса, утверждающие, что Сталин будто бы лично не является инициатором массовых репрессий, в том числе Большого террора 1937–1938 годов, что это ему якобы навязали местные партийные кадры и т. д. Мы же должны понимать, что это не так.

Существует большое количество документов, в том числе опубликованных, где отчётливо видна инициативная роль Сталина в этом вопросе. Взять, к примеру, его речь на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 года, после которого начался Большой террор.

В речи Сталин сказал, что страна оказалась в крайне опасном положении из-за происков саботажников, шпионов, диверсантов, а также тех, кто искусственно порождает трудности, создаёт большое число недовольных и раздражённых.

Досталось и руководящим кадрам, которые, по словам Сталина, пребывают в самодовольстве и утратили способность распознавать истинное лицо врага.

О троцкистах же он сказал, что это «разбойники с большой дороги, способные на любую гадость, способные на всё мерзкое, вплоть до шпионажа и прямой измены своей родины» (Доклад И.В.Сталина на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б). 3 марта 1937 г. // Лубянка: Сталин и главное управление госбезопасности НКВД. – М., 2004. С. 98–100).

Для нас совершенно ясно, что эти заявления Сталина на февральско-мартовском Пленуме 1937 года и есть призыв к Большому террору, и он, Сталин, его главный инициатор и вдохновитель.

Естественно желание сравнить масштабы политических репрессий в СССР с соответствующими показателями в других странах – прежде всего с гитлеровской Германией.

В то же время хочется предостеречь от некорректного характера сравнений с масштабами политических репрессий в фашистской Германии. Утверждается, что, мол, в Германии масштаб репрессий в отношении германских граждан был значительно меньше.

Да, политические репрессии в отношении этнических немцев выглядят относительно невысокими, хотя речь идёт о десятках тысяч людей.

Но именно в этом случае нельзя замыкаться в рамках отдельных государств, и следует ставить вопрос в иной плоскости: а что принес гитлеровский режим человечеству? И получается, что это Холокост с шестью миллионами жертв и плюс к этому ещё длинный ряд гуманитарных преступлений со множеством жертв, исчисляемых миллионами, в отношении русского, белорусского, украинского, польского, сербского и других народов.

Мы отнюдь не посягаем на известный постулат об отсутствии в США преследований по политическим мотивам.

Однако у нас есть основания утверждать, что американская юриспруденция отдельные преступления, имеющие политическую подоплеку, сознательно квалифицирует как чисто уголовные.

В самом деле, в СССР Николаев – убийца Кирова – однозначно политический преступник; в США же Ли Харви Освальд – убийца президента Кеннеди – не менее однозначно уголовный преступник, хотя и совершил чисто политическое убийство.

В СССР выявленные шпионы осуждались по политической 58-й статье, а в США таковые – уголовные преступники. При таком подходе у американцев, естественно, есть все основания рекламировать самих себя как общество, в котором полностью отсутствуют преследования и осуждения по политическим мотивам.

Грандиозной мистификацией является прочно внедрённый в массовое сознание известный миф о тотальном (или почти тотальном) репрессировании в СССР советских военнослужащих, побывавших в фашистском плену. Мифология выстроена, как правило, в самых мрачных и зловещих тонах. Это касается различных публикаций, издававшихся на Западе, и публицистики в нашей стране.

Для того чтобы представить процесс репатриации советских военнопленных в СССР из Германии и других стран и его последствия в максимально жутком виде, используется исключительно тенденциозный подбор фактов, что само по себе уже является изощрённым способом клеветы.

В частности, смакуются подчас жуткие сцены насильственной репатриации личного состава коллаборационистских воинских частей, а соответствующие выводы и обобщения переносятся на основную массу военнопленных, что в принципе неправильно.

Соответственно этому и их репатриация, в основе которой, несмотря на все издержки, лежала естественная и волнующая эпопея обретения Родины многими сотнями тысяч людей, насильственно лишённых её чужеземными завоевателями, трактуется как направление чуть ли не в «чрево дьявола».

Причём и тенденциозно подобранные факты подаются в искажённом виде с заданной интерпретацией, буквально навязывая читателю абсурдный вывод, будто репатриация советских военнопленных осуществлялась только для того, чтобы их в Советском Союзе репрессировать, а других причин репатриации вроде бы и не было.

Однако приведённые в таблице 4 данные решительно не подтверждают столь пессимистических оценок. Напротив, они вдребезги разбивают миф о якобы чуть ли не поголовном репрессировании в СССР советских военнослужащих, побывавших в фашистском плену.

В эту статистику вошли 1 539 475 военнопленных, поступивших в СССР за период с октября 1944-го и до 1 марта 1946 года из Германии и других стран, из них 960 039 прибыло из зон действия союзников (Западная Германия, Франция, Италия и др.) и 579 436 – из зон действия Красной Армии за границей (Восточная Германия, Польша, Чехословакия и др.) (см.: ГАРФ. Ф. 9526. Оп. 4а. Д. 1. Л.

62, 223–226). В 1945 году из армии были демобилизованы военнослужащие 13 старших возрастов, и, соответственно, их ровесники из числа военнопленных (свыше 280 тыс.) были отпущены по домам.

Часть военнопленных недемобилизуемых возрастов была зачислена в рабочие батальоны – это отнюдь не репрессированные, а одна из форм мобилизованной рабочей силы (обычная практика в то время), и их направление к месту жительства ставилось в зависимость от будущей демобилизации их ровесников, продолжавших службу в Красной Советской Армии.

Большинство же военнопленных недемобилизуемых возрастов было восстановлено на военной службе. Остаётся только спецконтингент НКВД (удельный вес – менее 15%), но при этом не надо забывать, что основную массу этой категории репатриированных военнопленных составляли лица, которые в своё время после пленения поступили на военную или полицейскую службу к врагу.

Таблица 4.

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s33173t3.html

Комитет государственной безопасности СССР

По результатам обсуждения этой докладной записки 13 марта 1954 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ об образовании КГБ при Совете министров СССР, а его председателем был назначен генерал-полковник Иван Серов, бывший до этого заместителем министра внутренних дел.

Комитет государственной безопасности был образован путем выделения из Министерства внутренних дел СССР ряда управлений, служб и отделов. При этом предусматривалось одновременное сокращение численности передаваемых в КГБ оперативно-чекистских кадров на 20%, также подлежал сокращению и штат, остающийся в МВД.

Согласно решению Президиума ЦК КПСС на КГБ возлагались следующие задачи: ведение разведывательной работы в капиталистических странах; борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок внутри СССР; борьба с вражеской деятельностью разного рода антисоветских элементов внутри СССР; контрразведывательная работа в Советской армии и Военно-морском флоте; организация шифровального и дешифровального дела в стране; охрана руководителей партии и правительства и др.

Приказом председателя КГБ от 18 марта 1954 года была определена структура нового ведомства, в котором, не считая вспомогательных и обеспечивающих подразделений, были образованы: Первое Главное управление (разведка за границей); Второе Главное управление (контрразведка); Третье Главное управление (военная контрразведка); Восьмое Главное управление (шифровально-дешифровальное); Четвертое управление (борьба с антисоветским подпольем, националистическими формированиями и враждебными элементами); Пятое управление (контрразведывательная работа на особо важных объектах); Шестое управление (транспортное); Седьмое управление (наружное наблюдение); Девятое управление (охрана руководителей партии и правительства); Десятое управление (управление коменданта Московского кремля); Следственное управление, а также пять самостоятельных специальных отделов, отдел (в дальнейшем — управление) правительственной связи и учетно-архивный отдел.

Структура Комитета постепенно модифицировалась. В 1957 году из структуры МВД в КГБ были переданы пограничные войска и для управления ими образовано Главное управление пограничных войск.

В 1967 году для борьбы с диссидентами было создано самостоятельное пятое управление; в 1981 году было развернуто четвертое управление для контрразведки на транспорте, в 1982 году – шестое управление для контрразведывательной работы в промышленности, в 1990 году — управление по борьбе с организованной преступностью.

Для выполнения возложенных на него задач КГБ при Совете Министров СССР имел соответствующие органы в союзных и автономных республиках, в краях и областях, некоторых городах и районах, в военных округах, объединениях, соединениях и частях Советской армии, на флотах и флотилиях Военно-морского флота, в войсках МВД, пограничных и специальных войсках, а также имел резидентуры в капиталистических и развивающихся странах, представительства при органах безопасности социалистических стран, пограничные войска, войска правительственной связи, войска спецслужбы, учебные заведения и др.

Органы КГБ имели право вести агентурно-оперативную paботу, производить в соответствии с законом обыски, задержания, аресты, вести дознание и следствие, проводить спецмероприятия, проверять состояние секретного делопроизводства в министерствах, ведомствах, учреждениях, предприятиях и организациях, осуществлять административный надзор за работой ведомственных радиостанций и др.

Формирование штата сотрудников органов государственной безопасности шло по рекомендациям партийных или комсомольских организаций предприятий, воинских частей или вузов после их проверки и тщательного изучения кандидатов, или «партийным набором», то есть переводом партийных работников, как правило, на руководящие должности в органах КГБ после соответствующей краткосрочной подготовки. С 1954 года подготовка сотрудников велась в Высшей школе КГБ при Совете Министров СССР, ставшей высшим учебным заведением с трехлетним сроком обучения.

В 1978 году КГБ был придан статус министерства, и его председатель стал членом Совета Министров СССР.

Иван Серов был председателем КГБ до 1958 года. На этом посту его последовательно сменяли Александр Шелепин (в 1958 году), Владимир Семичастный (в 1961 году), Юрий Андропов (в 1967 году), Виталий Федорчук (в мае 1982 года), Виктор Чебриков (в декабре 1982 года), Владимир Крючков (в 1988 году), Вадим Бакатин (в августе 1991 года).

21 августа 1991 года за участие в подготовке образования и в деятельности Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) был арестован председатель КГБ Владимир Крючков.

В том же месяце из состава КГБ СССР были выведены отдел правительственной связи, Восьмое главное управление (правительственная связь и криптография) и Шестнадцатое управление (радиоэлектронная разведка и криптография).

Месяцем позже Министерству обороны СССР были возвращены отдельные подразделения войск, ранее переданные КГБ, а Девятое управление КГБ СССР (служба охраны руководителей КПСС и СССР) было преобразовано в управление охраны при аппарате президента СССР.

3 декабря 1991 года президент СССР Михаил Горбачев подписал закон «О реорганизации органов государственной безопасности». На основании этого закона КГБ СССР был упразднен и на переходный период на его базе созданы Межреспубликанская служба безопасности и Центральная служба разведки СССР (в настоящее время Служба внешней разведки РФ).

В 1992 году на базе Межреспубликанской службы безопасности и Агентства федеральной безопасности РСФСР, преобразованного в 1991 году из КГБ РСФСР, было образовано Министерство безопасности Российской Федерации, которое в 1993 году преобразовано в Федеральную службу контрразведки. В 1995 году ФСК было переименовано в Федеральную службу безопасности (ФСБ) РФ, которой в 2003 году были переданы функции упраздненных Федеральной пограничной службы РФ и частично Федерального агентства правительственной связи и информации при президенте РФ.

В настоящее время ФСБ РФ является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственное управление в сфере обеспечения безопасности государства и непосредственно реализующим основные направления деятельности органов Федеральной службы безопасности России.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: https://ria.ru/20161203/1482620694.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector