Статистика убийств: причины умышленных преступлений

29.07.2019 13:08:00

По данным Верховного суда РФ количество душегубов сократилось вдвое, однако объективность статистики вызывает сомнения

Статистика убийств: причины умышленных преступлений Иллюстрация БКБОП СНГ

Недавно в нью-йоркской штаб-квартире ООН состоялась презентация нового исследования о состоянии и тенденциях убийств в мире. При желании с ним можно ознакомиться на официальном сайте Управления по наркотикам и преступности ООН. Как подчеркнул глава Управления ООН по наркотикам и преступности Юрий Федотов, в Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 года государства обязались добиваться сокращения масштабов насилия и связанной с ним смертности.

Несмотря на наличие пробелов, доклад дает почву для размышлений. Так, за период с 1990 по 2017 годы количество людей, погибших от рук убийц, увеличилось с 362 тыс. до 464 тыс.

Больше половины всех убийств были совершены с помощью огнестрельного оружия. Однако, с учетом роста численности населения, число убитых в процентном отношении снизилось – с 7,4 на 100 тыс.

человек в 1993 году до 6,1 в 2017 году.

Статистика убийств и наблюдаемые тенденции разнятся по странам и регионам. В частности, хуже всего дела обстоят в странах Центральной и Южной Америки.

Если среднемировой показатель – 6,1 убитых на 100 тыс. человек, а в Америке в целом – 17,2, то в Центральной Америке – 62, Южной Америке – 56,8, а в Африке – 13.

Самые низкие показатели смертности в Европе и Азии – 3 и 2 убитых, соответственно.

Большинство убитых – мужчины, однако от рук членов семьи и половых партнеров чаще погибают женщины. Во всем мире мужчины и мальчики составляют 81 процент жертв. К тому же более 90 процентов убийц – также мужчины. Во всех регионах вероятность того, что мальчики станут жертвами, увеличивается с возрастом.

Наибольшему риску подвержены лица мужского пола в возрасте 15-29 лет в Америке, а в Европе — 33-40 лет. Несмотря на сей факт, женская и детская смертность, по-прежнему, вызывают озабоченность. В 2017 году было убито 87 тыс. женщин и 21,5 тыс. детей до 14 лет.

Заметно выросло и число убитых журналистов – с 46 в 2008 году до 80 в 2017 году.

Основными причинами большинства совершаемых убийств остаются неравенство, безработица, политическая нестабильность, укоренившиеся гендерные стереотипы, наркомания и алкоголизм, безнаказанность, а также организованная преступность.

В 2017 году на оргпреступность приходилось 19% всех умышленных убийств (порядка 65 тыс. смертей).

В 2000-2017 годах жертвами преступных группировок стали столько же людей, сколько их погибло во всех вооруженных конфликтах (около 1 млн человек).

Что касается стран Содружества, то сложившая там ситуация не столь уж безнадежна. На протяжении последних пяти лет там сохраняется устойчивая тенденция сокращения количества умышленных убийств и покушений.

По данным Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств – участников Содружества независимых государств (БКБОП), за 2014-2018 годы этот показатель сократился на четверть (с 14,9 тыс. до 11 тыс. чел).

Наибольшие темпы снижения в минувшем году зафиксированы в Кыргызстане (–20,7 %), Таджикистане (–20,4%), Армении (–11%), Узбекистане (-16,6%), России (–12%). По прогнозам криминологов, указанная тенденция сохранится до 2020 года.

Наряду с этим обращает на себя внимание динамичное сокращение количества расследованных убийств, совершенных участниками преступных формирований на территории СНГ – с 231 в 2016 году до 40 в 2018 году. В результате этого их удельный вес в общей структуре оргпреступности сократился с 2% до 0,2%.

Однако не все так гладко, как кажется. Существует целый ряд явлений, количественная мера которых в сопоставлении со статистикой убийств позволяет оценить истинный масштаб этой проблемы. Речь идет о медицинской статистике, отражающей случаи криминального насилия, а также данные о без вести пропавших гражданах и неопознанных трупах (рис.

1-2). К примеру, в 2017 году в России зарегистрировали 9,7 тыс. (в 2016 г. – 10,4 тыс.) убийств и покушений. В то же время количество уголовных дел по неопознанным трупам граждан превышало 13,4 тыс. (15,9 тыс.), а по фактам их насильственной смерти — свыше 4 тыс. (4,6 тыс.) дел. В свою очередь из 84 тыс.

пропавших без вести ненайденными остались более 1 тыс. несовершеннолетних и 39,6 тыс. взрослых (в основном мужчин). Большинство случаев пропажи людей регистрируется в Санкт-Петербурге и Москве, а также их областях, что обусловлено высокой плотностью населения и интенсивной миграцией.

Иными словами, объективность официальной статистики об убийствах вызывает большие сомнения.

 Статистика убийств: причины умышленных преступлений
 Иллюстрация ГИАЦ МВД
 Статистика убийств: причины умышленных преступлений
Иллюстрация ГИАЦ МВД

Поэтому неудивительно, что количество осужденных за убийства и покушения (ст. 105 УК РФ) также идет на спад. По данным Верховного суда России, за последние 11 лет (2008-2018 годы) количество душегубов сократилось вдвое — с 14,7 до 7,1 тыс., а их удельный вес в общем числе осужденных с 1,6% до 1,1%.

При этом число несовершеннолетних убийц сократилось почти в 6 раз: с 871 до 147. Основная мера наказания для убийц – лишение свободы, в том числе пожизненное. За 2008-2018 годы к указанной мере наказания приговорили в общей сложности 643 человека. Самым урожайным на «пожизненников» выдался 2016-й год – 72 лица.

Другие виды наказаний применяются к убийцам крайне редко. А оправдывают их и того реже.

Несмотря на преобладание в криминальных сводках бытовых («пьяных») убийств, самыми кровавыми остаются преступные группировки, на счету которых десятки трупов.

В феврале Московский окружной военный суд приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении 12 членов банды Аслана Гагиева (Джако) — самой кровавой ОПГ современности. От ее рук погибли 60 человек, среди которых были крупные бизнесмены и правоохранители.

Самому Гагиеву вменяется организация преступного сообщества, трех банд, шести убийств в Северной Осетии и незаконный оборот оружия.

А в июле коллегия присяжных Калужского облсуда признала виновными семерых членов преступного сообщества Николая «Емели» Емельянова (сам он в международном розыске) не только в бандитизме и незаконном обороте оружия, но и в шести заказных убийствах и посягательстве на жизнь сотрудников полиции. Тогда же выслушал приговор (24 года колонии) и главарь новосибирской банды Анатолий Радченко (Челентано), причастный к убийству четырех человек и покушениям на убийство еще троих.

На снижение числа тяжких и особо преступлений, включая убийства, направлена Госпрограмма «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности», реализуемая с 2014 года (в апреле с.г. ее подкорректировали). Госпрограмма рассчитана на период до 2020 г., а объем ее финансирования составит 7,4 трлн руб.

Согласно отчету МВД о ее исполнении, благодаря профилактическим мерам количество убийств, совершенных на бытовой почве, сократилось в прошлом году на 15% (до 2,4 тыс.). А по каналам Интерпола удалось разыскать 11 обвиняемых в убийствах.

Свою лепту внесли и сотрудники Следственного комитета РФ, раскрыв 445 убийств прошлых лет.

Ну и наконец, в июле текущего года были приняты поправки в ст. 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», разрешающие использование данных геолокации мобильных телефонов для оперативного поиска пропавших детей. Возможность быстро установить местонахождение ребенка с помощью геолокации позволит выиграть время на оказание медпомощи или спасение его жизни.

Таким образом, некоторые меры по наведению порядка в стране все-таки предпринимаются, пускай и не столь быстрыми темпами как хочет население.

Источник: http://www.ng.ru/society/2019-07-29/100_un290719.html

Мвд россии пятый год врет оон со статистикой убийств


Мвд россии пятый год врет оон со статистикой убийствvovalee19 января, 2014Оригинал взят у anonim_from_rus в Мвд россии пятый год врет оон со статистикой убийств Делал тут сюжет про Израиль, сравнивал криминальную статистику с Россией (в Израиле уровень убийств в 14 раз ниже) и несказанно удивился, обнаружив, что за информацию МВД РФ передает в Управление ООН по наркотикам и преступности (UNODC — United Nations Office on Drugs and Crime).Согласно отчету этой организации, в России в 2010 году было совершено 15 тысяч 954 убийства, или 11,2 убийства на 100 тысяч населения. Причем речь идет о смерти граждан в результате преступных посягательств, без уточнения умысла преступника.Именно этот коэффициент в небольших вариациях используется криминалистами и социологами, когда анализируется уровень насилия в России.

Но это вранье — реальный коэффициент по России почти в три раза выше! Чтобы это узнать, достаточно обратиться на сайт МВД, где обнародуется официальная статистика. Правда, найти необходимую информацию очень трудно — посмотрите, как они прячут нужную инфу в экселевских таблицах.

Тем не менее, нужные числа за 2010 год там есть:В январе — декабре 2010 года органами внутренних дел рассмотрено 23,88 млн. заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, что на 4,8% больше, чем за двенадцать месяцев 2009 года.

В январе — декабре 2010 года зарегистрировано 2628,8 тыс. преступлений, или на 12,2% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

В результате преступных посягательств погибло 42 тыс. человек (8,9%), здоровью 50,8 тыс.

человек причинен тяжкий вред (8,3%).

42 тысячи смертей от рук преступников — это 28,7 на 100 000 населения. Россия в десятке самых опасных государств мира.Как же статистики МВД прячут эти смерти?Да очень просто: с 2008 года они дают в ООН информацию только по умышленным убийствам, это где-то 15-17 тысяч в год. А тяжкие телесные, повлекшие смерть, убийством у них не считаются, хотя в статистике UNODC оцениваются именно совокупность всех криминальных смертей (кроме ДТП и несчастных случаев).То есть все эти бесконечные истории, когда преступники забили человека насмерть, но он умер не сразу, а на следующий день, считаются не криминальными смертями и не убийствами.При этом во всем мире преступники каждый год убивают примерно 560 тыс. человек (это без войн и казней), а тяжких телесных, повлекших смерть, учитывается только 50 тысяч. Из которых 25 тысяч дает Россия. Т.е. у нас в этом смысле самое бредовое законодательство в мире — везде стараются квалифицировать убийство как убийство и только у нас наоборот, убийство изо всех сил стараются квалифицировать как тяжкие телесные, повлекшие смерть (да еще по неосторожности любят добавлять — типа, грабитель выстрелил в упор, по неосторожности убил, а убивать вообще-то не хотел).

Причем, на основании этой лживой статистики даже наши социологи поют песни о снижении количества убийств!

Статистика убийств: причины умышленных преступленийВ действительности число смертей не меняется — примерно 40 тысяч каждый год, плюс 50 тысяч искалеченных, плюс 50 тысяч «потеряшек».И всюду вот уже несколько лет поются эти песни вроде нижеследующих:

«Число зарегистрированных убийств и покушений на убийство в расчете на 100 тысяч человек постоянного населения в 1990 году составляло 10. В 1994 году оно поднималось до 22, а в 2001 году до 23, после чего стало снижаться, вернувшись в 2011 году на исходный уровень — 10. В 2012 году оно снизилось до 9,3 убийств и покушений на убийство на 100 тысяч человек».

В Википедии тоже туфта. — по всем странам верно, а по России туфта, только умышленные указаны.Неужели так трудно этим сраным социологам найти достоверную информацию и не врать про снижение уровня убийств в стране? Ну вот я же нашел, почему они не могут?Про ооновских счетоводов я уже молчу, им не понять пыл наших фальсификаторов. Но наши, родные специалисты должны же понимать, с чем имеют дело.

Читайте также:  Инвестиционное страхование жизни: инструмент накопления средств

Источник: https://vovalee.livejournal.com/65077.html

Подсчет убийств

В российских условиях на месте преступления в качестве орудия обнаруживается чаще всего какой-нибудь предмет, который можно найти на кухне, – нож, топорик для разделки мяса или сковорода

Freeimages.com

Как понять, насколько безопасно общество? Можно спросить граждан, чувствуют ли они себя безопасно на улице по вечерам, – тогда мы попадаем в сферу субъективного. Можно опереться на экономические показатели и оценить государственные и частные расходы на безопасность.

Наконец, можно попытаться найти объективные показатели, которые покажут уровень преступности в обществе. Одним из таких показателей в криминологии является статистика убийств.

Этот показатель отражает не только уровень жестокости общества, но и является гораздо более открытым для измерения по сравнению с такими показателями, как кражи, грабежи, изнасилования. Действительно, манипулировать фактами при наличии трупа гораздо сложнее, чем умолчать, например, о краже.

Поэтому данные о количестве убийств стали основным показателем, используемым для оценки сравнительной безопасности общества. Насильственная преступность – это сложный феномен, который тем не менее тесно связан с уровнем экономического развития общества и качеством социальных институтов.

Если мы попытаемся разобраться в том, сколько убийств происходит в России, то столкнемся с тревожным фактом: данные, предоставляемые разными источниками, расходятся на десятки процентов. Например, Управление по наркотикам и преступности ООН в своем отчете за 2011 г.

опубликовало цифру в 13 826 убийств, а Всемирная организация здравоохранения в том же году насчитала 16 795 убийств. При этом международные организации опираются на данные, которые собираются национальными службами в каждой из стран – правоохранительными органами и национальными службами здравоохранения соответственно.

В середине 2000-х расхождение было даже больше.

Эти отличия связаны с тем, как учитываются убийства в России. В межстрановых исследованиях убийство (intentional homicide) определяется как «осознанное причинение физического вреда человеку, повлекшее его смерть». В российском Уголовном кодексе (УК) под убийством (ст. 105) понимается «умышленное причинение смерти другому человеку».

Следователь, обнаруживший на месте преступления орудие – в российских условиях это чаще всего какой-нибудь предмет, который можно найти на кухне, – нож, топорик для разделки мяса или сковорода, – считает, что умысел был и квалифицирует преступление как убийство.

Ну а что если два «приятеля» подрались, пустили в ход кулаки-ноги и в результате один из них умер? В данном случае у следователей тоже нет никаких сомнений – преступление квалифицируется по ст. 111 ч. 4 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего».

Для жертв и их близких в обоих случаях исход одинаков и нет сомнения, что в обоих случаях человека убили. Но для статистики это не так. В статистические сборники попадет только первая жертва, но не попадет вторая. Что интересно, в случае применения ст. 105 ч.

1 в статистику попадет и попытка убийства, а если погибли два или больше человека, то это будет учтено как одно убийство. Кроме того, другие статьи УК, например убийство ребенка матерью, изнасилование и насильственные действия сексуального характера, повлекшие смерть потерпевшего, еще больше запутывают ситуацию.

Казалось бы, все просто: ответственные за сбор и анализ данных об убийствах ведомства должны просто учесть специфику российского законодательства и считать убийством любой факт смерти человека после нападения, как это прописано в международных инструкциях. Но на деле это не так.

Во всех статистических сборниках, которые публикуют МВД и Генеральная прокуратура, нет отдельного показателя убийств как насильственных смертей. Вместо этого там указана сумма всех зарегистрированных преступлений по ст. 105 УК РФ «Убийство» и еще по нескольким статьям, связанным с покушениями на убийство.

Нанесение тяжких телесных повреждений, в том числе повлекших смерть, как и изнасилование, жертва которого погибла, прячутся внутри агрегированных показателей. Как именно происходит подсчет реального количества криминальных смертей в стране, нигде не описано, и те данные, которые в итоге поступают в международные организации, непрозрачны.

По всей видимости, со стороны правоохранительных органов убийством считается ровно то, что квалифицируется по одной-единственной статье УК РФ – «Убийство». В результате мы не только имеем большие расхождения в оценке убийств на уровне международных организаций, но и в принципе не можем быть уверены в том, сколько же человек погибает в России каждый год в результате насильственных преступлений.

Мы имеем только набор запутанных и непрозрачных статистических показателей. А поскольку эти же данные используются ООН для составления международного рейтинга стран по количеству убийств на 100 000 человек населения, то и позиция России в этом рейтинге должна быть другая.

Сейчас Россия занимает в нем место между Того и Габоном, но с учетом составов преступлений, которые по факту являются убийствами, но не учитываются статистически, наша страна могла бы свалиться на место между Центральноафриканской Республикой и воюющим Южным Суданом.

Из этой неопределенности есть два взаимодополняющих выхода. Первый – изменение системы учета преступлений в направлении большей открытости и понятности, описание всех процедур сбора данных криминальной статистики и разъяснение, что же мы считаем убийством и почему.

Второй путь – это открытая публикация данных первичного учета преступлений, которая позволила бы всем заинтересованным сторонам самостоятельно разобраться и рассчитать, сколько же убийств происходит каждый год в России.

Пока этого не произойдет, мы не имеем возможности оценить уровень безопасности в стране.

Авторы – младший научный сотрудник и научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2016/11/03/663453-podschet-ubiistv

Статистика СКР о раскрытии преступлений сильно разошлась с данными МВД :: Политика :: РБК

В 2015 году в России были раскрыты 50759 особо тяжких и 190869 тяжких преступлений, следует из данных МВД. Таким образом, раскрываемость по особо тяжким преступлениям составила 43,2%, а по тяжким — 52%. В докладе МВД отдельно подсчитывается и совокупная раскрываемость тяжких и особо тяжких нарушений закона —​​ 49,9%.

Не совпадает статистика раскрываемости с данными Маркина и по отдельным категориям правонарушений. Убийств и покушений на убийство было зарегистрировано 10603, а раскрыто 8781, то есть 82,8%.

Умышленных причинений тяжкого вреда здоровью — 27737, раскрыто 24459 (88,2%). Похищений человека – 356, раскрыто 240 случаев (67,4%).

В связи с незаконным оборотом оружия было выявлено 25391 преступление, раскрыто 18074 (71,1%).

Отдельно в статистике МВД выделены преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. Среди них было выявлено 163775 тяжких и особо тяжких преступлений, раскрыто 126446, то есть 77,2%. Также зарегистрировано 70283 тяжких и особо тяжких преступления экономической направленности, раскрыто 35015 (49,8%).

Терроризм, изнасилования и угрозы

Преступлений террористического характера выявлено 1560 (это на 54,6% больше, чем за тот же период 2014 года), раскрыто 501 (то есть 32,1%). Рост числа выявленных преступлений в этой сфере может быть связан с усилившейся борьбой с боевиками запрещенного в России «Исламского государства», предполагали ранее эксперты в разговоре с РБК.

  • Только по двум категориям раскрываемость превысила 90%: изнасилований и покушений на изнасилование было зарегистрировано 3655, раскрыто 3440 (94,1%); угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью было выявлено 74832, а раскрыто 71663 (95,7%).
  • Глава московского профсоюза сотрудников полиции Михаил Пашкин в разговоре с РБК предположил, что Маркин либо просто ошибся с цифрами, либо в ведомстве решили показать, как все хорошо с раскрываемостью преступности, чтобы продемонстрировать свою эффективность.
  • Кто раскрывает

Роль Следственного комитета в борьбе с преступностью с точки зрения статистики незначительна. Так, СКР выявил 5259 особо тяжких и 4182 тяжких преступления. Для сравнения органы внутренних дел выявили соответственно 72109 и 322798 преступлений. На втором месте по числу зарегистрированных преступлений идут органы наркоконтроля: они выявили 36811 и 23363 преступления соответственно.

По раскрываемости показатели СКР чуть лучше: ведомство раскрыло 24637 особо тяжких и 38496 тяжких преступлений (это 13% от числа всех таких преступлений).

Но в данном случае СКР обгоняет остальные ведомства только по особо тяжким преступлениям: органы внутренних дел и наркоконтроля раскрыли 11999 и 13091 особо тяжкое преступление соответственно.

По тяжким преступлениям ситуация иная: например, МВД раскрыло 135568 преступлений.

География преступлений

В докладе МВД отражено и распределение тяжких и особо тяжких преступлений по регионам.

На первом месте по числу таких преступлений находится самый населенный Центральный федеральный округ: там было зарегистрировано 129323 преступления (раскрыто 42,8%).

На втором месте — Приволжский федеральный округ, где выявлено 80991 преступление (раскрыто 53,8%), на третьем — Сибирский федеральный округ с 80802 преступлениями (раскрываемость 53,1%). По остальным округам раскрываемость не превышает 55,9%.

Значительнее всего показатели по преступности по всем категориям тяжести преступлений выросли в трех регионах.

В Мурманской области число зарегистрированных правонарушений увеличилось на 46,5% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, в Ярославской области — на 40,4%, в Башкирии — на 31,8%.

Эти же регионы лидируют и по росту нераскрытых преступлений: в Мурманской области рост составил 84,2%, в Башкирии — 65,5%, в Ярославской области — 37,5%.

Примечательно, что статистика МВД позволяет определить, в каком регионе больше всего закон нарушают пьяные люди.

Лидирует Кировская область: каждое второе преступление там было совершено в состоянии алкогольного опьянения.

Следом идут Чукотка, Удмуртия, Тыва, Якутия, Алтай, Курганская область, Марий Эл, Коми и Башкирия, в этих регионах число преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения,​ составляет от 45,3% до 48,5%.

Через несколько часов после публикации материала в редакцию РБК поступил ответ представителя СКР Владимира Маркина. Он объяснил расхождения в статистике тем, что в ведомстве считали раскрываемость, исходя из числа расследованных преступлений. Подход журналистов Маркин назвал «дилетантским» и указал на попытку «дискредитировать правоохранительные органы».

Илья Рождественский

Источник: https://www.rbc.ru/politics/15/01/2016/5698d40c9a794795ab0d68d4

Россия занимает первое место в мире по числу убийств — 21,5 на 100 тыс. человек

Россия занимает первое место в мире по уровню умышленных убийств — 21,5 в расчете на 100 тысяч населения. Такие данные были обнародованы на заседании «круглого стола» в Госдуме во вторник на тему: «Истоки насилия и жестокости в обществе, меры их законодательного предупреждения».

«Круглый стол» был организован по инициативе думского комитета по безопасности, и участие в нем, кроме депутатов и представителей правоохранительных структур, приняли правозащитники, студенты, представители различных политических партий, интеллигенция.

Член комитета по безопасности Александр Гуров, который вел заседание «круглого стола», привел факты и цифры, характеризующие наше общество с точки зрения проявления в нем фактов насилия и жестокости.

В частности, в 2005 году было зарегистрировано 30,8 тыс. убийств и покушений на убийство; 18 тысяч человек умерли от причиненных им тяжких повреждений; 14 тысяч ушли из жизни при криминальных дорожно-транспортных происшествиях; 15 тысяч погибли при пожарах; 20 тысяч человек пропали без вести; обнаружено более 40 тысяч трупов, личность погибших при этом не была установлена.

Всего за прошлый год зафиксировано 140 тысяч криминальных смертей; к ним еще можно прибавить 50 тысяч — это люди, которые совершили самоубийство, «часто связанное с моральным и политическим насилием». Как заметил представитель комитета, «налицо активное проникновение насилия во все социальные поры жизни».

В материалах, подготовленных МВД к этому заседанию «круглого стола», отмечается, что факты насилия в основном фиксируются в вечернее время, сообщает «Интерфакс». «Так, почти 75% умышленных убийств и тяжких телесных повреждений, около 80% хулиганских действий, до 70-75% изнасилований приходится на период с 18 до 24 часов», — отмечается в материалах МВД.

Напомним, что летом прошлого года британская Daily Mirror опубликовала статистику по странам, лидирующим в мире по количеству совершенных убийств на душу населения. По данным издания, самая большая угроза жизни человеку тогда существовала в Колумбии, где на тысячу жителей приходилось 0,63 убийств.

На втором месте по опасности стояла Южно-Африканская Республика, где соответствующий показатель составлял 0,51, на третьем оказалась Ямайка (0,32 убийства на тысячу жителей).

Читайте также:  Кредитная карта для студентов: банки, предоставляющие услугу

Далее следовали Венесуэла (0,32), Россия (0,19), Мексика (0,13), Литва (0,1) и Эстония (0,1). На девятом месте Латвия (0,1), на десятом Белоруссия (0,09).

В 2001 году Россия занимала второе место в мире после ЮАР по количеству совершенных убийств, а по итогам 2002 года вообще вышла на первое место.

По статистике, общее число совершаемых преступлений в России примерно в десять раз меньше, чем в США. Если в Америке ежегодно регистрируется 30-40 млн преступлений, из которых 4,5-5,5 млн относятся к разряду серьезных, то в России регистрируют всего около 3 млн преступлений в год.

В то же время раскрываемость преступлений в России, согласно статистике, самая высокая в мире. Убийств в РФ регистрируется в 20 раз больше, чем в Японии (по количеству на 100 тыс. населения), в 17 раз больше, чем в Германии, в 14 раз больше, чем во Франции, в 12 раз больше, чем в Швеции, и в 3,5 раза больше, чем в США.

Между тем Швеция в 20 раз опережает Россию по разбойным нападениям, а Дания — в 10 раз по кражам.

По количеству заключенных на 100 тысяч населения Россия, по статистике, занимает второе место в мире после США (605 и 710 человек соответственно), далее следуют Казахстан (598) и Белоруссия (505).

В Германии, Швеции, Италии и Франции на каждые 100 тыс. человек приходится от 50 до 100 заключенных, несмотря на то, что уровень преступности в Германии и Франции в 4-5 раз выше российского, а в Италии — в 2,5 раза.

Источник: https://www.newsru.com/crime/18apr2006/mur_1.html

Почему снижается преступность в россии

Недавно я был приглашён и участвовал в работе XXIV Международной Балтийской криминологической конференции «Преступление и наказание в современном мире». Я заканчивал юридический факультет Ленинградского университета по кафедре уголовного права, и помню заповедь, которую оставил бывший зав. кафедрой профессор М.Д.

Шаргородский: «Юридическая наука начинается там и тогда, где и когда учёный говорит закону «нет».

Министр внутренних дел РФ Рашид Нургалиев недавно заявил, что в первом полугодии текущего года общий массив зарегистрированных преступлений в России, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, сократился почти на 10%, а тяжких и особо тяжких преступлений стало меньше на 13 процентов.

Фактов хулиганства стало меньше на 20 процентов. Однако, многие известные учёные, специалисты-криминологи, выражают сомнения в достоверности этих цифр. Как говорится: есть ложь, есть большая ложь, а есть статистика. И это один из секретов борьбы с преступностью.

На конференции выступил начальник кафедры криминологии Московского университета МВД России, заслуженный юрист России, доктор юридических наук, профессор С.Я.Лебедев.

В криминологии существует такое понятие как «латентная» (скрытая) преступность. Её можно сравнить с подводной частью айсберга.

Латентная преступность складывается из: 1 той, что не регистрируется органами МВД, когда они отказываются принимать заявление от граждан о преступлении; 2 когда граждане сами не заявляют о совершённом преступлении; 3 и та часть преступности, которая остаётся не выявленной органами МВД.

По некоторым экспертным оценкам, скрытая преступность превышает регистрируемую в 20 раз! На конференции начальник кафедры криминологии Московского университета МВД России, заслуженный юрист России, доктор юридических наук, профессор С.Я.Лебедев.

Он, в частности, сказал: «То, что происходит в нашей уголовной политике, здравому криминологическому смыслу не поддаётся… Вся уголовная политика, которая сегодня строится не на криминологическом разуме, не на научных оценках ситуации и вообще не криминологических закономерностях развития ситуации, даёт нам продукт «кривых зеркал», в которых отражается всё совсем не так».

«Основным критерием любой уголовной политики в любом государстве является состояние общественной безопасности – насколько люди себя ощущают спокойно от тех криминальных угроз, которые существуют в их стране…» «Всякая уголовная репрессия всегда должна учитывать криминологические закономерности, которые определяются не только и не столько состоянием преступности, а уж тем более той преступности, которая находит отражение в официальной государственной статистике». «Если основываться на результатах уголовно-статистического анализа, то здесь череда абсурдов начинает продолжаться… Если основным источником преступности является социальное неравенство, которое обостряет социальные противоречия и соответственно приводит к преступности, то в сегодняшнем нашем обществе (причём не только в нашем многострадальном полном криминальными кошмарами России, а вообще во всём мире), социальные противоречия обостряются, кризис набирает обороты, может ли в этих условиях снижаться преступность? – это криминологический закон, такого быть не может». «Согласно официальной статистике в 2005 году зарегистрировано 3,5 миллиона преступлений, а в 2010 году 1,5 миллиона. Более чем на 50% снижена статистика преступности. Это криминологический абсурд!.. В наших условиях преступность может только расти во всех её проявлениях». «Все криминологи кричат о том, что преступность не может снижаться, она может только расти, причём в угрожающих её формах. А мы в этих условиях снижаем наш полицейский аппарат на 20 процентов… В этих условиях полицейский аппарат просто перестаёт работать – это же объективная картина! – он просто перестаёт реагировать на ту преступность, которая существует». «Задают вопрос: как вы объясните, почему преступность снижается? Да очень просто – потому что на неё просто не реагируют!.. Зачем возбуждать уголовные дела, если уголовный закон, который нам сегодня преподносится представителями власти, он бесперспективен». «А это результат того, что государственная власть и соответственно уголовная политика совершенно не адекватно отражает ситуацию с преступностью… Преступность реальная в разы превосходит ту, которая есть в системе уголовной регистрации». «По статистике убийств в 2005 году 32 тысячи, а в 2010 году – уже 15 тысяч. Если в среднем ежегодно официально регистрируется 20 тысяч убийств, то реальный показатель, тот, который подтверждён исследованиями Академии Генеральной прокуратуры, это 48 тысяч!» «На одно зарегистрированное преступление приходится 20 незарегистрированных преступлений!» «По экспертным оценкам оперативных сотрудников уголовного розыска России, в России ежегодно совершается от 60 до 65 миллионов преступлений!» «Реальный уровень преступности в любой стране приблизительно от 30 до 40 тысяч преступлений на 100 тысяч населения». «В принципе власть революций может не боятся. Потому что впервые за всю тысячелетнюю историю государства любого, уровень социальной апатии населения таков, что революционных настроений, даже если они возникают, они гасятся собственно этой самой апатией». «Поэтому и наше многострадальное руководство страны, наверное, может быть спокойным, что никаких социальных взрывов не будет, потому что всем уже на всё давно наплевать». «Никакая преступность не представляет такой угрозы национальной безопасности, как тот бестолковый глупый контроль за ней, который демонстрирует наша уголовная политика». «Самый главный критерий любого государства – равенство всех перед законом – у нас тоже в этом кривом зеркале превращается в собственный антипод: мы все равны перед беззаконием». Зав. кафедрой уголовного права, доктор юридических наук, профессор Гилинский Яков Ильич (с которым мы знакомы уже тридцать лет и которого я считаю своим учителем), полагает, что неожиданное сокращение уровня преступности в 2007-2010 гг. может объясняться, во-первых, усилением тенденции сокрытия преступлений от регистрации и, во-вторых, общеевропейской тенденцией снижения количества и уровня преступлений с начала 2000-х годов. При этом, в целом уровень преступности в России существенно ниже этого показателя в развитых странах, что полностью соответствует общемировой тенденции пониженного уровня преступности в так называемых развивающихся странах, к коим относится Россия. Сокращение уровня преступности в периоды хрущёвской «оттепели» и горбачёвской «перестройки», а также самоубийств и других негативных девиаций в эти годы вполне объяснимо большей или меньшей либерализацией и демократизацией режима. Россия продолжает занимать второе место в мире (после США) по количеству заключённых на 100 тыс. населения. В России на начало 2010 года в местах заключения находились 864 тысячи заключённых. Как следует из доклада «Обретение будущего. Стратегия 2012», за последние 16 лет осуждён каждый девятый человек, т.е. в целом более 15 млн. Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессор Э.Ф.Побегайло считает, что криминологическая ситуация в России в течение последних 20 лет исключительно неблагоприятная. Идёт тотальная криминализация общества. За период с 1990 г. по 2000 г. только зарегистрированная преступность (без учета колоссальной суперлатентности!) возросла примерно в три раза. Только за последние 12 лет, по ориентировочным оценкам, от насильственной преступности в России погиб 1 млн. человек, а более 2 млн. получили увечья. Темпы роста преступности в отдельные годы были просто беспрецедентными. К началу XXI столетия число зарегистрированных преступлений составило более 3 млн. (2006 г. — 3,8 млн.). Однако это лишь надводная часть айсберга. Несмотря на заявления правоохранительных органов, основанные на сомнительных статистических показателях о якобы имевшем место существенном снижении преступности в последние годы (2007 – 2010 г.г.), фактически она с начала нового века постоянно росла в среднем на 2-4 % в год. Об этом убедительно свидетельствуют результаты специального исследования, проведённого учёными НИИ Академии Генеральной прокуратуры под руководством профессора С.М. Иншакова. Несмотря на статистические выкладки МВД РФ, повествующие о постоянном снижении в последнее время (2006-2010 г.г.) убийств с 32 тысяч до 17 тысяч, на самом деле их реальное количество в стране ежегодно растёт и доходит до 46 – 50 тысяч. Так, если в 2009 г. МВД РФ было зарегистрировано около 3 млн. преступлений, то, по данным упомянутого исследования, фактически в том же году в России их на самом деле было совершено не менее 26 млн., т.е. в 12 раз больше! Предстоящее десятилетие учёные прогнозируют увеличение к 2020 году количества преступлений до 30,8 миллионов. ПО МОЕМУ МНЕНИЮ, «криминология всегда была лицемерной маской властителей, которые чаще других нарушают закон, не неся при этом никакой ответственности, и фактически являясь инициаторами преступности. Вы посмотрите, что творится в момент выборов: никакая ложь не смущает рвущихся к власти. И желающих исполнять социальный заказ, выдавая желаемое за действительное, среди наших коллег более чем достаточно. Научную деятельность я всегда рассматривал прежде всего как средство самопознания. Однако для многих наука просто способ заработать на жизнь, и эти люди готовы лгать, лишь бы не потерять работу. Из тех немногих, кого нельзя отнести к категории откровенных циников и продажных писак, большинство составляют те, для кого наука просто игра в проценты и цифры, которой можно забавляться всю жизнь. Та отрасль социального знания, которой мы занимаемся, даже при самом счастливом стечении обстоятельств, если используется, то почти всегда сугубо в политических целях. Причем, когда результаты наших исследований угодны, их печатают, когда же правда невыгодна, то в целях самосохранения лучше помалкивать. К сожалению, очень редко когда власти нужна правда. Чаще происходит наоборот: готовы платить, лишь бы правда не выплёскивалась наружу. Целые научные институты содержатся для того, чтобы постараться зарыть истину поглубже. Данные науки используются не только для политической и социальной демагогии, но даже для манипулирования массовым сознанием: преступностью пугают, желая получить ещё больше денег и полномочий, якобы для борьбы с нарастающим валом правонарушений». (из моего романа «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак» на сайте Новая Русская Литература

Читайте также:  Развитие персонального бренда: продвижение в интернете

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература – http://www.nikolaykofyrin.ru

Источник: https://subscribe.ru/group/zvyozdnyij-put/860779/

В россии зафиксировано самое низкое число убийств и самоубийств за 26 лет

Число убийств за 2015 год снизилось на 10%, до 11,7 тыс. — это наименьший уровень в современной России.

Такие данные следуют из отчета Росстата о смертности населения за январь–декабрь 2015 года. Показатель по убийствам сейчас вдвое ниже, чем в 1990 году (21,1 тыс. убийств), и он опустился на уровни конца 1980-х годов. Статистика МВД подтверждает рекордно низкие значения.

Для мониторинга состояния преступности Росстат собирает данные из всех регионов страны, используя данные отделений ЗАГС. В Росстате пояснили, что данные за 2015 год являются предварительными, а полная картина о причинах смерти, в том числе по статистике убийств, будет готова в апреле 2016 года.

Всего от так называемых внешних причин в прошлом году в России умерло 164,3 тыс. человек, что ниже показателя 2014 года на 5,3%, следует из базы Росстата. На 14,5% сократилось количество смертей от всех видов транспортных несчастных случаев (до 24,7 тыс.), в частности, на 13,4% — от ДТП (17,7 тыс.

случаев). На 2% сократилась смертность от случайных отравлением алкоголем (9,6 тыс.), на 9% — от прочих отравлений (9,6 тыс.), на 15% — случайных утоплений (6,1 тыс.). Кроме того, в графу «прочие внешние причины» (куда, например, включаются несчастные случаи) включено 75,8 тыс. смертей, снижение на 2,7%.

На 6% сократилось количество самоубийств, но их вдвое больше, чем собственно убийств, — 25 тыс. (24 982), и это тоже рекордно низкое значение в истории Российской Федерации. С начала 1990-х динамика суицидов в РФ была волнообразной. По итогам 1991-го зарегистрировано 26,5 тыс.

самоубийств, в течение последующих 4 лет эта цифра росла, достигнув в 1994 году 42,1 тыс. случаев. После 1994 года все происходило ровно наоборот, и в течение 4 лет число суицидов уменьшалось: в 1998 году оно составило 35,3 тыс. После снова начался рост, к 2001 году была достигнута отметка в 39,5 тыс. человек.

С 2001 по 2015 год число случаев суицидов неуклонно снижалось.

Профессор РГГУ Александр Булгаков подтвердил, что обычно количество суицидов существенно преобладает над количеством убийств.

— В значительной части случаев самоубийства происходят спонтанно. Убийства — это целенаправленные действия против конкретных лиц, они готовятся, это продуманная и организованная акция, — отметил Булгаков.

В абсолютном выражении по количеству убийств лидирует Московская (666 случаев, минус 9% за год) и Свердловская области — снижение на 16% (488 случаев), далее Иркутская (минус 11%, 416 случаев), Челябинская области (минус 6%, 394), Пермский край (минус 11%, 380).

На 6% cтало меньше убийств в Москве, всего 377. Меньше всего убийств констатировано в Чечне и Северной Осетии — по 10 и 11 убийств за 2015 год соответственно (двукратное снижение).

В Ненецком и Чукотском автономным округах, в Кабардино-Балкарской Республике, Магаданской области — по 13 убийств за весь 2015 год.

Показатель убийств в 2015 году на 100 тыс. населения составил всего 8 убитых (в 2014 году — 8,7). Аналогичной относительной статистики за 2015 год по каждому региону нет, но исходя из данных за 2014-й, наименьшие показатели убийств на 100 тыс.

населения в Чечне (2,2 человек), Москве (3,2) и Адыгее (3,4). Самыми «кровавыми» вполне можно назвать Тыву (44,8 человек на 100 тыс. населения), Забайкальский край (26,4), Алтай (22,8). Уровень убийств выше в сельской местности, чем в городе, говорит профессор РГПУ им.

Герцена, завкафедрой уголовного права Яков Гилинский.

— Корень в разнице городской и сельской культур, в сельской жизни цена жизни всегда была как бы ниже: Бог дал, Бог взял. Второе — алкоголизм: в среднем порядка 70% всех убийств совершается в состоянии алкогольного опьянения, а в деревнях пьют больше.

Кроме того, исторически так сложилось, что в деревне привыкли решать проблемы, особенно в состоянии алкогольного опьянения, при помощи подручных средств, что увеличивает риск совершения убийства, а не причинения травм. Всегда под рукой топор.

Попробуйте найти топор у городского жителя! — рассуждает Гилинский.

Статистика Росстата несколько отличается от той, что есть у МВД, но тенденции в силовом ведомстве фиксируют те же.

Как сообщили в пресс-службе МВД, число убийств и покушений на убийство в 2015 году снизилось на 4%, до 11 325 человек (в 2014 году — 11 813 человек).

Вице-президент Российской криминологической ассоциации Игорь Сундиев отмечает, что расхождения у МВД и Росстата связаны с методологией подсчетов.

— Криминальная статистика, которую ведет МВД, — это в первую очередь заведенные уголовные дела, Росстат же берет данные исходя из медицинского заключения о причине смерти, которые поступают в органы ЗАГСа. Например, если не найден труп, то в статистику Росстата данные не попадают, так как нет медицинского освидетельствования, которое признает причиной смерти убийство.

То есть также не попадают в Росстат данные о пропавших без вести, хотя МВД может иметь основания для заявления о совершении убийства, а также неопознанные трупы, — говорит Сундиев. Но в итоге, по его словам, цифры Росстата обычно выше, так как он в отличие от МВД учитывает убийства по неосторожности.

И из данных Росстата, и из данных МВД вытекает, что пик числа убийств в России пришелся на 2001–2002 годы (Росстат: в 2002 году — 44,3 тыс.; МВД за 2001 год — 33,6 тыс. убийств).

Цифры от МВД также подтверждают рекордный уровень 2015 года: например, в 1990 году, по статистике ведомства, было совершено 15,6 тыс. убийств, в 1995-м — 31,7 тыс. убийств.

Снижение уровня преступности, в том числе и количества убийств, стало общемировой тенденцией с 2000-х годов, считает Гилинский.

— Рост уровня убийств в России происходил с 1961 по 2002 год, в этот период был зафиксирован максимум — 22–23 убийства на 100 тыс. человек.

После 2003 года наблюдается снижение уровня убийств, сейчас он составляет 8 на 100 тыс. человек. Снижение уровня преступлений с начала 2000-х годов — общемировая тенденция.

Даже в Японии, где уровень убийств был низким, — 0,6 на 100 тыс., они и то умудрились снизить до 0,3, — говорит Гилинский.

По его мнению, не в последнюю очередь снижение насильственных преступлений в мире происходит благодаря компьютерным играм.

— Моя личная гипотеза заключается в том, что преступность как сложное социальное явление развивается по своим собственным законам, наплевав на полицию и суды. Она развивается волнообразно, наподобие экономических подъемов и спадов.

Другая гипотеза заключается в поведении самих преступников. Дело в том, что главными субъектами убийств, изнасилований, грабежей, краж, разбоев — то есть основной массой так называемых уличных преступлений — являются подростки и молодежь.

А сегодня подростки ушли из реального мира в виртуальный. Там они самоутверждаются: встречаются, дружат, любят друг друга, а также убивают в играх-стрелялках, чужие сейфы вскрывают. Например, есть результаты исследований американских ученых, что как только на рынок интернет-стрелялок выбрасываются новые виды, то сокращается преступность, включая убийства на 30%, — говорит Гилинский.

Тем не менее, добавляет он, это порождает другую проблему — развивается киберпреступность, с которой большинству полицейских мира бороться пока сложно.

Динамика убийств в России

1990 — 21 145
1991 — 22 621
1992 — 33 912
1993 — 45 060
1994 — 47 870
1995 — 45 257
1996 — 39 083
1997 — 34 995
1998 — 33 553
1999 — 38 225
2000 — 41 090
2001 — 42 921
2002 — 44 252
2003 — 41 764
2004 — 39 256
2005 — 35 636
2006 — 28 844
2007 — 25 377
2008 — 23 738
2009 — 21 371
2010 — 18 951
2011 — 16 795
2012 — 15 408
2013 — 14 427
2014 — 12 921

2015 — 11 679

Источник: http://rus.vrw.ru/page/v-rossii-zafiksirovano-samoe-nizkoe-chislo-ubijstv-i-samoubijstv-za-26-let

В мире снижается количество тяжких преступлений

Международные эксперты выявили обнадеживающую тенденцию: за последние 10 лет количество тяжких преступлений во всем мире снижается. Например, в США, упоминаемых чуть ли не во всех мировых криминальных статистиках, начиная с 2010 года число насильственных преступлений не превышает уровня 70-х годов.

Количество только убийств за минувшие 10 лет упало на 51 процент.

Известный криминальный эксперт Даниэль Куртцлебен в статье под названием «11 самых опасных городов» приводит такие данные: в 1991 году было 758 насильственных преступлений на 100 000 американцев, чуть ли не двое больше по сравнению с прошлым годом, когда их число снизилось до 429. К примеру, в Нью-Йорке уровень убийств упал с 30,7 на 100 тысяч человек в 1990 году почти до 10 в прошлом году.

Однако говорить, что тяжкая преступность пошла на убыль, преждевременно. В США убивают все еще в 5 раз больше, чем во многих европейских странах. И почти в три раза больше , чем в Канаде и Великобритании. В центре Америки, в Чикаго, из 49 перестрелок 10 заканчиваются фатальными последствиями.

Однако преступность в мире действительно снижается, хотя и не такими быстрыми темпами, как хотелось бы обывателям. Сегодня американская полиция фиксирует на 13 процентов меньше насильственных преступлений, чем в 2001 году — 1 200 000.

Авторитетный криминальный эксперт Виктор Торн утверждает: одной из главных причин падения уровня преступности является то, что за последние три десятилетия число заключенных в США увеличилось в три раза. То есть тем, кто наиболее склонен к совершению преступлений, не дают физически возможности их совершить.

Для справки: в Америке сегодня насчитывается более двух миллионов заключенных. Больше, чем в любой стране мира. Зэки в США составляют одну четверть всех тех, кто живет сегодня за решеткой.

Еще один фактор снижения преступности в Соединенных Штатах, на который указывают эксперты, это то, что некоторые называют полицейским государством. Большой Брат имеет больше офицеров и больше спецоборудования для контроля граждан на улицах и в общественных местах. Да и технологии, и научные методы сбора данных намного улучшили по качеству и по времени процесс получения доказательств.

Любопытно, что некоторые специалисты считают даже легализацию абортов положительным фактором в борьбе с криминалом. Ведь если мать еще до

рождения начинала ненавидеть своего ребенка и он был нежелательным, то имел гораздо больше шансов стать преступником.

Другая мировая тенденция — рост числа экономических преступлений. Кроме хакеров страну трясут многочисленные банковские аферисты и строители пирамид. Хотя американская Фемида и «награждает» их порой тюремными сроками, намного превышающими приговоры за убийство — свыше 100 лет, меньше их не становится.

В России ситуация с безопасностью граждан в последние годы улучшается — за десять лет число преступлений в стране снизилось на 18,3 процента. Наибольшее снижение числа зарегистрированных преступлений на 1000 жителей наблюдалось в Чеченской Республике — почти на 50 процентов, далее по этому показателю следуют Ленинградская и Костромская области — более 48 процентов.

Источник: https://rg.ru/2012/06/19/prestuplenia.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector